Общая мощность работающих блоков украинских АЭС упала до исторического минимума – 6780 МВт. А ведь атомные электростанции – это основа всей украинской энергетики, главные производители электроэнергии Украины. Что послужило причиной такого существенного падения и в какой степени на происходящее повлияла пандемия коронавируса?

Рекордное падение мощности АЭС на Украине случилось после остановки на аварийный ремонт третьего блока Южно-Украинской АЭС, вдобавок к уже находящемуся в аварийном ремонте третьему блоку Запорожской АЭС. Если же учесть, что на средних, капитальных и текущих ремонтах в этот момент пребывало еще четыре блока этих же станций, то картинка для атомной энергетики Украины становится и вовсе безрадостной. Сегодня на выдачу энергии в сеть полностью работают только блоки Хмельницкой и Ровенской АЭС, один блок Южно-Украинской и два блока Запорожской АЭС.

Но гораздо показательнее выглядит еще один момент: даже в такой, казалось бы, кризисной ситуации оставшиеся атомные блоки Украины работают с неполной нагрузкой. Так в чем же смысл такого «чуда»?

Главная функция АЭС в энергосистеме любой страны – удерживать так называемую базовую, неснижаемую нагрузку. Это проистекает из специфики работы любого атомного энергоблока: ядерная реакция в его недрах идет по своим внутренним законам, весьма отличающимся от горения природного газа или угля в топках ТЭС или падения воды на турбины ГЭС.

Например, атомному блоку нельзя сказать «стой, раз-два!» и перекрыть ядерную реакцию каким-то чудесным вентилем. То есть в целом сделать это можно, но такие действия с реактором обычно проводят в рамках длительного отключения. Если же реактор дергать «туда-сюда» по мощности, то внутри него начнется масса неприятных переходных процессов, влияющих на его устойчивость. Ну а в крайнем случае мы получим что-то подобное Чернобыльской аварии, которая как раз и произошла из-за того, что реактор гоняли вверх и вниз по шкале мощности без должного понимания его пределов по управляемости.

Базовая нагрузка – это показатель здоровья промышленной экономики. Если в стране работает производство, то оно обычно потребляет электроэнергию круглосуточно. А вот население обычно включается в потребление энергии на двух пиках, которые приходятся на утренние и вечерние часы. Это время называется «пиковым» и обычно располагается между 7:00 и 10:00 утром и 17:00 и 21:00 вечером.

Генезис этого «чуда» понятен: в стране просто нет достаточного количества промышленных потребителей, а запитать с помощью АЭС население невозможно по объективным причинам. Атомные энергоблоки для этого не приспособлены. Поэтому они и работают вхолостую и вполсилы: несмотря на дешевизну их электроэнергии, на Украине ее просто некому потреблять!

Но это – лишь одна из сторон перекошенной медали под названием «современная украинская энергетика».

«Сироты», съедающие четверть пирога

Посмотрим на других производителей энергии в стране. Интересный факт: возобновляемые источники энергии (ВИЭ) на Украине, под которыми понимают ветряки и солнечные панели, производят в настоящее время 8% электроэнергии, но забирают за эту услугу 26% денег украинского энергорынка!

Понять, «зрада» это или «перемога», нам, в России, достаточно сложно. Но, к счастью, у нас есть замечательное письмо от украинского СБУ, направленное на рассмотрение в Верховную раду в конце апреля 2020 года. В котором четко написано, что при продолжении текущих тенденций такое «развитие» ВИЭ на Украине означает ровно одно: развал и деградацию национальной энергосистемы.

По информации СБУ, такая вакханалия с бесконтрольным развитием ВИЭ на Украине уже вызвала дефицит средств на счетах национального энергооператора, который выступает посредником между потребителями и производителями электроэнергии. Дефицит на счету посредника, ГП «Гарантированный покупатель», уже составляет значительную сумму в 2 млрд гривен (75 млн долларов США) и продолжает стремительно расти.

Такое загадочное поведение бухгалтерских балансов посредника объясняется предельно просто: на Украине еще в 2009 году был принят так называемый зеленый тариф, который изначально составлял без малого 0,193 Евро за каждый кВт-ч произведенной «зеленой» энергии. Такой тариф был не просто высоким – он элементарно был в 4-5 раз выше тарифов конечного потребления!

Деньги вынимали не из карманов потребителей, но из справедливой доли других участников энергорынка.

Все украинские киловатт-часы сливались в один «котел», принадлежащий ГП «Гарантированный покупатель», продавались потребителям, а потом все получали свою оплату. Просто украинская АЭС получала мизерные 3-4 евроцента за каждый киловатт-час, а ветряк или солнечная батарея – сразу 19!

Нетрудно понять, что такая схема могла существовать, только перекачивая деньги с балансов украинских операторов АЭС, ГЭС и ТЭС – компаний «Энергоатом», «Укргидроэнерго» и «Укрэнерго». Но как только ВИЭ заняли долю в 8% от общего баланса производства электроэнергии, схема начала буквально «скрести дно реки», обнуляя и загоняя в красное сальдо весь энергорынок Украины.

При этом СБУ могла бороться лишь с совсем уж откровенным надувательством – когда, например, выяснялось, что солнечные батареи внезапно «трудились» ночью, а ветряки крутились без ветра. В реальности это, конечно, были обычные дизель-генераторы, благо «зеленый» тариф позволял даже такую дорогую экзотику предприимчивым мошенникам от экологической энергии. А вот в целом ничего поделать с коррупционной схемой в украинской спецслужбе не могли: все по закону, легально!

Однако, как видится, сегодня национальная энергетическая система Украины уже подошла к последней, крайней черте.

Стратегический проигрыш

Стоит понимать, что специальный тариф на ВИЭ был пролоббирован на Украине по требованию Евросоюза. Ровно таким же образом Евросоюз крайне скептически относится к любым планам по достройке украинских АЭС, занимая такую же двуличную позицию, которую он наглядно продемонстрировал в случае Игналинской АЭС в Литве. Эта позиция сводится к простой максиме: дадим денег на закрытие АЭС, даже охотно, но никогда – на развитие или даже просто поддержание вашей атомной энергетики. Стройте ветрячки и солнечные панельки – и будет вам счастье. Может быть.

По сути дела, вот уже на протяжении десяти лет Украина всячески обогащает сомнительных дельцов, которые устанавливают солнечные панели или ветряки без какого-либо разумного технического-экономического обоснования. Просто с опорой на то, что сверхвысокий тариф закроет любые дыры или ошибки в проектах.

Самый наглядный пример этому дал Крым, который с 2014 года поменял свою «прописку» с Украины на Россию. Вплоть до 2014 года строительство солнечных электростанций в Крыму шло солидными темпами – всего в строй было введено шесть СЭС общей мощностью более 64 МВт. А вот после этого, даже несмотря на начавшуюся энергоблокаду Крыма, постройка СЭС прекратилась. Так как выяснилось, что даже существующие станции работают на грани рентабельности – и легче обеспечить постройку традиционных ТЭС на природном газе, которые в итоге и закрыли дефицит электроэнергии в Крыму. А вот на Украине стройка ветряков и солнечных панелей не останавливалась ни на один день, при том что условия в более северной и континентальной Украине были принципиально хуже, чем в солнечном и богатом ветрами Крыму.

Прошедшие 10 лет уже окончательно потеряны для Украины – страна не создала никакого резервного фонда для обновления блоков своих АЭС. Почти в таком же плачевном состоянии находятся и два других компонента большой украинской энергетики – ТЭС и ГЭС, причем эти объекты, как и старые АЭС, являются источниками техногенной опасности. Так что, пожалуй, никакой «перемоги» на Украине в части развития электроэнергетики нет. Что же касается «зрады», то ее просто надо еще немного подождать.