Никакой практической ценности данный текст не имеет. Спастись от инфекции не поможет. Запасы гречки не увеличит. Просто интересно. Потому что человек все явления существования приучен осмыслять идейно, философски, даже политически.

И вот вирус – это не то, что мы думаем. Не такой микроорганизм, как бактерия. Учёные тактично называют вирусы «неклеточной формой жизни» или «неклеточным инфекционным агентом». Как бы оставляя в стороне тот факт, что жизнь – это, собственно говоря, клетки. Значит, вирус не форма жизни, скорее, это форма антижизни, регулирующий жизнь механизм. Именно механизм, так как вирус с философской точки зрения более механистичен, чем биологичен.

Вирус сам по себе есть не живая материя, а идея. Он не размножается в том смысле, в каком размножаются живые существа, он реплицирует себя «из материала хозяина», то есть пользуясь готовой клеткой живого организма. Реплицирует. Это важно понять. То есть вирус накладывает свою матрицу на живую клетку и переделывает живую клетку в себя. Но сам он не существует. Каждый физический вирус – это переходная форма, модель для сборки вирусов в заражённом организме. Ни единая частичка живой материи не принадлежит самому вирусу.

У вируса нет важнейших свойств жизни: у него нет обмена веществ со средой, нет энергетического обмена и живого размножения тоже нет, только механистическая репликация, использующая РНК и реже ДНК, но использующая как бы «пиратски». Вместе с тем количество вирусов превосходит количество всех остальных организмов на планете. По большому счёту эта Земля принадлежит не нам и даже не бактериям, а вирусам.

Происхождение вирусов окутано тайной, большей даже, чем происхождение жизни. Есть несколько гипотез, ни одна из которых не признана удовлетворительной. Одни говорят, что вирус – это деградировавший одноклеточный организм. Другие считают, что вирус – это «оторвавшийся» ген. Третьи полагают вирусы возникшими как альтернативная форма организации белковых молекул. Может быть, жизнь сначала возникала путём «самосборки», как вирус, и только потом часть вирусов стали клетками, а прочие так и остались белковыми полимерами, которые приноровились реплицироваться в по-настоящему живой материи. Тогда вирус оказывается древнейшей формой до-жизни.

Фото: Cdc/Global Look Press

Помимо натурфилософской проблемы вирус ставит перед человеческой мыслью вопросы теологического характера. Есть ли у вируса душа? Христианам проще, они считают, что даже у животных нет бессмертной души. Хотя поглядите в глаза своей собаке: вы правда верите, что это всего лишь какой-то биологический механизм, что у неё нет души, чувств, мыслей, эмоций, что вы чем-то принципиально, качественно, а не количественно отличаетесь от собаки, что вы пойдёте в рай, а она просто сдохнет? Как правило, люди, не будучи сильно подкованы в догматике, на уровне здравого смысла понимают, что какая-то «душа» у животных тоже есть. Даже растения проявляют признаки сознания и воли.

И каждый простой одноклеточный организм так же, как и очень сложный многоклеточный, хочет жить, обменивается со средой, размножается. Понятие «душа» очень спорное и многозначное, но и слона, и бактерию мы признаём живыми существами.

А что же вирус? А вот вирус, кажется, не существо. А механизм. Хотя и он стремится продлить себя в будущее путём репликации, но эта функция у вируса выглядит механистически, как копирование на ксероксе. Идейно вирус не просто не-жизнь, он противоположен, противопоставлен жизни. Скажем так: любой микроорганизм, бактерия или грибок, паразитирующий на другом организме, убивает, чтобы жить. Он убивает клетки хозяина, иногда самого хозяина, для того, чтобы жить самому.

Наверное, следует философски заключить, что вирус – не «кто», даже в самом широком смысле, а «что», то есть не существо, а вещество, вещь, явление, событие или идея.

Противоречия всегда запрограммированы в реальность. Вирус убивает, но он встроен в общую систему жизни на планете, он способствует сохранению и развитию жизни. Современная наука видит уже несколько функций вирусов, которые условно «полезны» для жизни вообще, хотя могут быть губительны для отдельного живого организма, популяции или вида.

Вирусы осуществляют горизонтальный перенос генов, регулируют численность вида и вообще нагрузку на экосистему. У каждого вида живых существ есть «свои» вирусы, настроенные, как персональные регуляторы. Однако есть вирусы, которые способны поражать множество видов: видимо, их цель в регуляции всего биоценоза.

Поэтому вирус мы продолжим изучать как своего необходимого сожителя на планете и как потенциального противника, которого мы, конечно, опять победим, отбросим и удержим на далёких подступах. И ничего «антиприродного» в таком нашем поведении нет. Думаю, что природа, как тонкий самонастраивающийся механизм, давно включила все человеческие стратегии в свои сценарии. И может быть, правда, об этом страшно подумать, даже предвосхищает и провоцирует нас.

Смотрите ещё больше видео на YouTube-канале ВЗГЛЯД