Как говорится в показаниях, 26 мая Ляховец установил, что Голунов возвращается из Чехии в московский аэропорт Шереметьево. «В связи с этим были основания полагать, что Голунов может везти с собой из Чехии партию наркотиков», - заявил он. Ляховец уточнил, что о возвращении Голунова ему стало известно «за полчаса до прилета», поэтому из-за «малого количества времени решение о его задержании было отменено».

После этого, по словам Ляховца, оперативники установили наблюдение за Голуновым, «которое было фактически начато с 3 июня Коноваловым, Сергалиевым и Феофановым». В первый день наблюдения Коновалов услышал телефонный разговор «о передаче каких-то дисков». Об этом Коновалов доложил Ляховцу, 4 и 5 июня «никаких активных и подозрительных действий Голунов не осуществлял».

На следующий день, 6 июня, Ляховцу доложили, что Голунов вышел из дома с рюкзаком, сел в метро, доехал до «Трубной» и зашел в здание на Петровском бульваре, 17. «В этот момент я ехал на машине в сторону центра», - отметил он. Когда Голунов спустя некоторое время вышел из здания, «он оглянулся и быстрым шагом стал отходить», говорится в приведенных показаниях. По словам Ляховца, он счел такое поведение подозрительным и «посоветовал задержать Голунова».

Ляховец заявил, что в рюкзаке Голунова «было найдено наркотическое средство в виде порошка в нескольких пакетиках», журналист отказался сдавать образцы в виде смывов с рук и срезов ногтей, и его отвезли на медосвидетельствование в больницу. «Голунов устроил истерику, хватался руками за стулья и за перила лестницы. В отношении него была применена физическая сила», - сказал полицейский. Ляховец настаивает, что ни он, ни его коллеги по УВД не совершали «незаконных действий» в отношении корреспондента, а «Голунов, воспользовавшись общественным резонансом и антипатией общества к полиции, оговорил его с целью избежать привлечения» к уголовной ответственности. «Голунова реабилитировали ввиду недопущения планировавшихся акций массовых протестов накануне празднования Дня России и ежегодной прямой линии с президентом», - сказал он.

«Наша позиция осталась прежней. Все его [Ляховца] слова - это слова, направленные исключительно на избежание расследования, суда и справедливого наказания. Ему нужно как-то себя защищать, так говорить - это его право», - рассказал РБК адвокат Ивана Голунова Сергей Бадамшин.

Спецкор Meduza Иван Голунов был задержан по обвинению в покушении на сбыт наркотиков 6 июня и был отправлен под домашний арест. Спустя несколько дней МВД объявило о прекращении его дела и о том, что обстоятельства его задержания будут тщательно проверены. Сам Голунов связывал свое задержание с подготовкой своего журналистского расследования о связях руководства столичного управления ФСБ с ритуальным бизнесом. В конце января был арестован начальник отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков УВД по ЗАО Игорь Ляховец, а также оперативники Коновалов, Роман Феофанов, Акбар Сергалиев и Максим Уметбаев.