«Справедливая Россия» пока остается в парламентской зоне, но сейчас уже не входит в думское ядро и очень уязвима к появлению новых активных игроков. Эсэры в первую очередь будут в зоне риска выпасть из Думы в случае активной раскрутки левоцентристских и нишевых партий, например «Зеленой» или Партии пенсионеров, констатируют в фонде.

Шансы малых партий и создание блоков

С осени 2015 года по ноябрь 2019-го доля сторонников непарламентских партий и «другой партии» выросла с зоны статистической погрешности до 9%, приводят политологи данные ФОМ. Однако это выражается в распылении симпатий сразу между несколькими малыми партиями.

Среди малых партий в 2018–2019 годах уверенные позиции в зоне госфинансирования (его получают институции, набравшие более 3%) и автоматической квалификации на все выборы низших уровней занимают «Коммунисты России», которые демонстрируют неоднозначную динамику, а также Партия пенсионеров.

«Партия пенсионеров и «Коммунисты России» первыми претендуют на преодоление барьера 5%. Близки к зоне 3–5% и «Зеленые», хотя география их участия в выборах не такая широкая», - продолжает Пожалов. Впрочем, «Коммунисты России» не столько претендуют на прохождение в Думу, сколько на несколько процентов ослабляют КПРФ, отмечает эксперт.

По мнению специалистов ИСЭПИ, избежать потери голосов «активных избирателей», выбравших не представленные сейчас в Госдуме партии, можно с помощью реформы законодательства, в частности, возвратив на выборы избирательные блоки (с участием либо только партий, либо партий вместе с общественными движениями), что позволило бы близким по идеологии партиям избежать распыления голосов своих сторонников.

В случае возвращения блоков авторы предлагают ввести стимулы для сохранения самых успешных из них как единой политической силы. Например, восстановить возможность создания депутатских групп малой численности из одномандатников или распространить госфинансирование и квалификационную льготу на последующих выборах только на кандидатов от такого блока, а не от входящих в него партий по отдельности.

Также среди мер по поощрению малых партий эксперты предлагают вариант повторения практики «освобожденных» «Единой Россией» округов для сильных кандидатов малых партий в опорных для них регионах. Такая практика применялась ранее неоднократно, говорит Бадовский, напоминая, что сейчас правящая партия выступает против нее.

Повысить активность малых партий в ходе думской кампании и улучшить их перспективы на выборах могло бы также понижение планки, обеспечивающей госфинансирование, с 3 до 2%, говорится в докладе.

По итогам выборов 2016 года в Госдуму VII созыва попали представители шести партий: прошедшие по спискам «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия», а также по представителю от «Родины» и «Гражданской платформы» по одномандатным округам. Более 1% по партийным спискам получили «Коммунисты России» (2,27%), «Яблоко» (1,99%), «Родина» (1,51%), Российская партия пенсионеров за справедливость (1,73%) и Партия роста (1,29%).

Вопрос о реформе избирательной и партийной систем остается актуальным, однако съезд «Единой России» продемонстрировал намерение партии удержать позиции в парламенте без существенных изменений, считает политолог Ростислав Туровский. Он допускает, что создание блоков и тактика договорных округов будут страховочным элементом на случай невозможности сохранить искомое конституционное большинство, однако делаться это будет не ради малых партий, а в интересах конкретных значимых фигур из разных партий - вокруг них традиционно идет отдельный торг.

Будет ли Дума трехпартийной, продолжает Туровский, пока не очевидно. У эсэров неплохие позиции в части регионов, но не хватает эффективной работы с федеральной повесткой, считает он. «Тем не менее шанс найти свою нишу в случае ухудшения позиций единороссов у них есть, и это как раз будет важным для Кремля. В конце концов, думский альянс со «Справедливой Россией» был бы политически выгоднее альянса с ЛДПР», - отмечает эксперт.

Сопредседатель движения в защиту прав избирателей «Голос» Андрей Бузин напоминает, что в России выборы проходят не только по партийным спискам, а по смешанной системе - половина из 450 депутатов избирается по одномандатным округам. «Самовыдвиженцы могут не иметь партийной принадлежности, и возможны варианты, при которых в Думу могут проходить оппозиционеры», - полагает Бузин, оговариваясь, что в нынешнем составе парламента их практически нет. «Сам по себе вывод фонда ИСЭПИ правильный, но авторы доклада исходят из того, что у нас на выборах конкурируют партии, а это не так, - полагает он. - Наблюдается кризис доверия к институту выборов. Есть партии, которые представляют часть избирателей и которым власть препятствует в регистрации или лишает регистрации. Например, Алексею Навальному 8 раз по различным причинам отказывали в регистрации партии».