В публичную плоскость вылился очередной акт презрения к одному из аспектов русской жизни. На этот раз оскорблениями в адрес русского языка отметился один из весьма образованных людей страны, профессор ВШЭ Гасан Гусейнов. Чем именно замечательно его высказывание, почему за это надо наказывать и каким образом?

Пророчество Энди Уорхола о возможности каждому получить свои 15 минут славы продолжает оправдываться. Мало кто, кроме коллег, студентов и родственников, до вчерашнего дня знал о существовании профессора Высшей школы экономики, доктора филологических наук Гасана Чингизовича Гусейнова. Несмотря на то, что он написал более ста научных и публицистических статей и был соавтором «Мифологического словаря» и энциклопедии «Мифы народов мира».

А вот стоило Гасану Гусейнову в Facebook назвать современный русский язык «убогим и клоачным», а Россию – «этой страной» и «порядком одичавшей страной», и о нем тут же написали практически все российские СМИ, независимо от их политической ориентации. Причем сложно понять, как действует механизм хайпа, в результате которого одни скандальные высказывания проходят мимо внимания публики, а другие вызывают резкую массовую реакцию.

Гусейнов не впервые критикует российское общество и современный русский язык. Вот что он писал в 2016 году на сайте Международного французского радио: «Русский язык в советское время был не только советским, или не для всех советским. Предлагая себя миру как великий интернационализатор, он был велик разнообразием и щедростью наук – гуманитарных и естественных. Шовинистические миазмы бродили, конечно, и в нем, как без них. Но всякая идейная тухлятина, вроде жидоедства и чуркоедства, знала свое место. И антизападные рвотные массы советских телевизионных пропагандонов казались в 1960-1980-е годы легко смываемыми. А всякие отдушки в виде собраний сочинений Анатоля Франса или Эмиля Золя и вовсе создавали у образованной публики ощущение цивилизационной стабильности. Почему же эта стабильность пошатнулась?».

Или вот еще, из свежего: «Мне вот кажется, что не случайно в Российской Федерации декриминализовали семейное насилие. По миновании советской власти захотели, было, тут у нас сделать, как в цивилизованных странах. А сейчас, после крымнаша, все-таки решили, что рано еще. Потому что настоящая семья – она на мужнином кулаке держится, а не на правах человека ваших либерастических, не на еврогейских принципах. И бабы должны знать свое место. Особенно хохлушки. А русский человек – мужик, солдат и Вагнер с атомной бомбой, отец, муж и старший брат. А что брат пошел войной на брата, так сопротивляться не надо было. Сами виноваты, что не задрали лапки – как в Крыму. Но ничего, дайте срок, мы вас научим покоряться биологическому большинству».

Словом, политическая позиция профессора ВШЭ абсолютно понятна, однозначна и практически ничем не отличается от отношения к России свежепреставленного Владимира Буковского. Разве что, в отличие от Буковского, Гусейнов не был уличен в педофилии, хотя писал и на эту тему тоже:

Однако фунт презрения по отношению ко всему русскому совершенно не мешал Гасану Гусейнову работать в государственной Высшей школе экономики и получать зарплату от столь нелюбимого им государства. Более того, он сам предпочитает преподавать в России, а не за границей, вот еще одна цитата: «Возможно, я именно поэтому вернулся из Германии – мне очень не хватает запаса немецких, английских стихов, поэтических ассоциаций для полноценного преподавания там. Преподавание здесь дает возможность быстро реагировать, скажем так, на то вдохновение, которое дают студенты. Здесь я могу вместо долгих объяснений стихотворение процитировать – мне этого ресурса не хватает для иноязычной среды. На родном языке преподавать легче, для студентов лучше, прежде всего».

Профессор Гусейнов, безусловно, очень образованный человек, но он явно не понимает одну простую вещь. Если раньше постулируемое им презрение к различным аспектам русской жизни было вполне социально одобряемым, то теперь ситуация кардинальным образом изменилась. Активной части общества надоело, что живущие за счет госбюджета люди считают нормальным публично высказывать не критику, нет, а оскорбления в адрес России.

Собственно, само словосочетание «эта страна» ставит серьезный вопрос: а что вообще делает тот, кто употребляет эту формулировку, в нашей стране?

И совершенно не принципиально, кто говорит «эта страна» – сын Чингиза Гасана-оглы Гусейнова и Марины Давыдовны Гриблат Гасан Чингизович Гусейнов, или Иван Иванович Иванов, среди предков которого сплошь русские крестьяне из глубинки, докуда не дошли монголо-татары и вообще хоть три года скачи, ни до какого государства не доскачешь.

Любовь к России и русофобия совершенно не зависят от этнического происхождения. Среди истинных патриотов России есть представители разных этносов и рас, а среди тех, кому «стыдно быть русским», немало коренных русаков.

Похоже, то, что ситуация серьезно изменилась, не до конца понимает и непосредственный начальник Гусейнова, ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов. Он написал, что позиция профессора «вызывает возражения по существу» и что «преподаватель университета, входя в публичное пространство – а Facebook является публичным пространством – должен думать о том, что его поведение в Сети отражается на репутации его коллег». Но столь ожидаемой фразы «университет принял решение расторгнуть контракт с Г.Ч Гусейновым» Кузьминов не написал.

Безусловно, вузы, в том числе – государственные, во всех странах мира уже не первую сотню лет являются источником вольнодумства и оппозиционности. В этом нет ничего странного, страшного или необычного. Но прилагательные «убогий», а уж тем более «клоачный» по отношению к языку, на котором мы все говорим и пишем – это не оппозиционность. Это оскорбление, базарная ругань, не имеющая никакого отношения к политической позиции.

Увольнять или не увольнять Гусейнова – это, конечно, частное дело ВШЭ и лично Кузьминова. Но организовать общественную кампанию за его отстранение от преподавательской работы в вузе, работающим на наши налоги – такое же неоспоримое право любого оскорбленного высказываниями доктора филологических наук человека.

В заключение процитируем известного писателя Сергея Лукьяненко:

«Профессор ВШЭ, с его чудесными наездами на русский «убогий клоачный язык» и «одичавшую страну», заслуживает похвалы.

То ли по общей простоте натуры, то ли в силу временной эмоциональности, профессор ляпнул то, что в его окружении говорят только в дружеском кругу людей «с хорошими лицами». Сейчас он будет всячески сдавать назад, но достаточно прочитать его пост – и все станет ясно.

Так что для пробуждения русского самосознания и патриотизма профессор филологии сделал немало. Хоть и ничуть этого не хотел…

Вы представьте нашего профессора в Баку, говорящего что-нибудь вроде «убогий у нас язык, вообще его нет, турецким пользуемся!». Или в Тель-Авиве, изрекающим «убогий наш язык, это же искусственная реконструкция, которой сто лет всего!». И еще про «одичалую страну». И что «сложно разве азербайджанцам выучить еще и армянский» и «сложно разве евреям выучить еще и арабский»?

Представили?

Нереально, правда! А если и ляпнет такую дурь кто-то, то мигом вылетит из всех университетов и подвергнется всеобщему осуждению.

А живя в России, будучи преподавателем в высшей школе – можно. И ничего за это не будет.

И никогда не было...»

Все-таки хочется надеяться, что ситуация в нашей стране на самом деле изменилась, и одними лишь возмущенными статьями и записями в соцсетях дело не кончится.