СМИ сообщают, что известная актриса Анастасия Заворотнюк, возможно, находится в реанимации в крайне тяжелом состоянии. После родов у артистки якобы диагностировали глиобластому в неоперабельной стадии. Это дало прессе повод для спекуляций и сравнения с Жанной Фриске – певица умерла после родов от опухоли мозга. Но врачи жесткую взаимосвязь между рождением ребенка и риском онкологии не подтверждают.

«Бред. Отстань», – так телеведущая и актриса Анастасия Заворотнюк, по словам ее концертного директора, прокомментировала слухи о своей госпитализации. Как 13 сентября сообщил один из телеграм-каналов, «Моя прекрасная няня» оказалась в реанимации в крайне тяжелом состоянии, а врачи собрали консилиум, поскольку хирургическое вмешательство «может быть очень опасным».

Виной всему, сообщают СМИ, глиобластома, злокачественная опухоль мозга, уже давшая метастазы. Сейчас артистка якобы находится в коме. Но как она могла в таком случае написать СМС своему директору, неясно. Более того – уже анонсировано ее выступление в эфире одного из федеральных каналов. Дата, правда, не уточняется.

Слухи о болезни Заворотнюк появились в августе – ведущая перестала посещать светские мероприятия, а на последнем из ее раутов у нее на шее заметили шрам. Онкологи тогда прокомментировали фото: «похоже на следы от биопсии загрудинных узлов», которую проводят, чтобы исключить вероятность рака крови. Заворотнюк перестала писать в своих соцсетях 9 сентября, и это дало журналистам повод всерьез озаботиться ее состоянием. Сначала съездили к ней в коттеджный поселок, где соседки рассказали о «пополневшей» и «с выпавшими волосами» артистке, о ее плачущей матери, а затем добрались и до продавщиц близлежащих магазинов, которые вдруг все опровергли.

Болезнь – опять же, по данным СМИ – развилась после рождения у артистки дочери Милы. Ребенок появился на свет в октябре 2018 года. Этот факт сразу заставил общественность вспомнить о Жанне Фриске, которая скончалась от опухоли мозга в 2015 году. Экс-солистка «Блестящих» узнала о своем заболевании во время беременности, а первые симптомы проявились уже после рождения сына. Еще раньше, в 2008 году, и тоже вскоре после родов, умерла жена Константина Хабенского Анастасия – и также от рака мозга.

И хотя легко провести параллели и заключить, что рак может быть связан с беременностью и родами, это не так, утверждают врачи.

Беременность не провоцирует развитие опухолей.

«Это либо совпадение, либо женщина заболела до наступления беременности, а во время ее течения заболевание диагностировали, но сама беременность не провоцирует развитие онкологического заболевания, ни в коем случае», – говорил ранее директор Института акушерства Роман Шмаков.

Но беременность может рак форсировать.

«Если рак уже есть, то беременность некоторые опухоли может стимулировать. Чтобы опухоль возникала из-за беременности – этого никто не доказал. Нельзя сказать, что с беременностью все опухоли начинают быстрее расти. Зависимость такая: опухоль была, а потом возникла беременность, а не наоборот», – сказал ВЗГЛЯДу онколог Анатолий Махсон.

В это время в организме женщины происходит гормональный всплеск, что действительно может сказаться на развитии опухоли, поскольку некоторые из них гормонозависимы. Но речь в таких случаях обычно идет о раке молочной железы или матки, а не о мозге, считают специалисты. В ряде исследований, правда, утверждается, что гормональный всплеск может ускорить развитие и такой опухоли, однако есть и работы, которые эти данные опровергают.

«Всего есть несколько опухолей мозга, но они не гормонозависимы, так что в каждом случае нужно смотреть отдельно, – говорит Махсон. – Какая это опухоль, каких она размеров... Так, в общем, не скажешь. Меняется фон, меняются гормональные дела, и в каких-то случаях они могут действовать на опухоль, в каких-то – нет».

Глиобластома, диагностированная у Фриске и якобы ставшая причиной госпитализации Заворотнюк, и вовсе чаще отмечается у мужчин. Из последних примеров – Валерий Золотухин и Джон Маккейн. Из-за чего она возникает, до конца не ясно. Ученые не исключают влияния окружающей среды, генетических аномалий, ионизирующего излучения, и даже возможна роль вирусов и травм. Беременность в данном случае не фактор.

Как и ЭКО, о котором неоднократно вспоминали сначала в случае с Жанной Фриске, а теперь и с Заворотнюк, родившей в 47 лет. Риск возникновения рака в принципе возрастает с годами, говорят специалисты, и особой связи с родами здесь нет. «Чем старше человек, тем больше вероятность онкологических проблем», – говорит Юрий Пилипенко, нейрохирург НИИ нейрохирургии имени Бурденко.

В ходе ЭКО действительно сильно меняется гормональный фон, причем, чтобы снизить вероятность выкидыша, женщины в придачу ко всему получают повышенные дозы гормона эстрогена. Но все это может развить рак груди или шейки матки, но не мозга – так же, как и в других случаях.

Сложность в другом. Зачастую рак – в том числе мозга – диагностируют у женщин уже во время беременности. Встает вопрос о том, как лечение, например химио- или лучевой терапией, может сказаться на ребенке. Сами по себе опухоли редко негативно влияют на плод, но вот на здоровье матери, безусловно, сказаться могут. Но если лечить опухоль с первых же недель беременности, ребенок сильно пострадает. Поэтому приходится откладывать терапию на второй–третий триместр – тогда риск ниже. Для плода, но не для матери. И женщинам в итоге приходится выбирать между своим здоровьем и благополучием ребенка.

Если же речь о глиобластоме, то здесь все еще более грустно. Ее можно выявить при МРТ или КТ головного мозга, но при ведении беременности их, как правило, не делают – просто незачем. А симптомы опухоли – рвота, тошнота, головные боли – проявляются не сразу, а когда она уже настолько велика, что вылечить ее нельзя.