Масштаб следственных действий - большой, но не беспрецедентный, сказал РБК руководитель международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков. «Например, в начале этого года по стране не так громко прокатилось более ста обысков по делу о самоподрыве в приемной УФСБ Архангельской области смертника-анархиста Михаила Жлобицкого. Не то чтобы подобное происходило очень часто, но даже по политически значимым уголовным делам это вовсе не первый раз», - отметил Чиков.

Он напомнил, что штабы Навального и отделения ФБК в последние годы сталкиваются с «разного рода вторжениями, уголовными делами, исками, проверками, задержаниями и допросами», хотя одновременные обыски во всех штабах действительно необычная ситуация. «Уникальность скорее в количестве изъятой техники, количестве задействованных одновременно сотрудников правоохранительных органов, арестах счетов», - отмечает Чиков.

Что сделано в рамках следственных действий

По меньшей мере у восьми волонтеров заблокировали средства на банковских счетах, сообщила пресс-секретарь Навального Кира Ярмыш. В большинстве случаев технически блокировались суммы по 75 млн руб. на каждом счете, что соответствует сумме, по версии следствия, легализованной неустановленными лицами из ФБК. Таких сумм на счетах не было, утверждает Ярмыш. Например, у журналиста «МБХ-медиа» Александра Савельева арестовали несколько счетов с резервом списания 375 млн. У одной из саратовских волонтеров технически заблокировали на счетах 1 млрд руб. (такая сумма упоминалась в уголовном деле изначально), сообщила Ярмыш.

Активисты, у которых блокировали карты и счета, получали сообщения, где указывалось, что блокировка осуществлена Федеральной службой судебных приставов в связи с исполнительным производством по постановлению Басманного суда Москвы.

Во многих регионах следователи изымали технику и ноутбуки - как в штабах Навального, так и дома у активистов; в том числе изымалась техника, принадлежащая родным волонтеров. Задержаний по итогам следственных действий не было.

Как возникло и развивалось дело об отмывании

В июле телеканал RT опубликовал текст об отмывании денег в ФБК во время президентской кампании Навального, где со ссылкой на Telegram-канал «Исповедь сотрудника ФБК» и журналиста Сергея Соколова утверждалось, что легализация проводилась при помощи биткоин-кошельков и что Навальный «активно тратит биткоины в личных целях».

Дело по факту легализации средств, полученных преступным путем, СКР возбудил 3 августа этого года - спустя неделю после первой из несанкционированных акций протеста против недопуска независимых кандидатов на выборы в Мосгордуму, которая кончилась массовыми задержаниями.

СКР утверждал, что сотрудники ФБК и близкие к фонду люди в 2016–2018 годах легализовали через счета организации около 1 млрд руб., которые заведомо для них были заработаны неустановленными лицами преступным путем. Средства они получили в российской и иностранной валюте и внесли через банкоматы на счета ФБК, утверждало ведомство.

Вскоре после этого суд арестовал по ходатайству СКР счета ФБК, в фонде и дома у его сотрудников прошли обыски. Еще одна серия обысков по делу прошла 5 сентября в офисе фонда, студии «Навальный live» и штабе оппозиционного политика. Во время следственных действий были задержаны восемь человек, всех их отпустили после допроса.

Почему это может быть связано с «Умным голосованием»

Незадолго до выборов в Мосгордуму Навальный в рамках проекта «Умное голосование» призвал поддерживать в каждом округе кандидатов от оппозиции с высокими шансами на избрание, которых он включал в свой список. Они одержали победу в 20 округах из 45, оппозиция утроила представительство в столичном парламенте.

Масштабные обыски могут быть связаны с «Умным голосованием», считает политолог Константин Калачев. «Чтобы такого не было впредь, кому-то кажется логичным сразу после выборов попытаться найти доказательства зарубежного вмешательства и использования сети Навального для раскачки ситуации», - сказал он РБК.

По мнению политолога, преследование активистов - это «и запугивание, и попытка развала сети региональных штабов, и просто демонстрация силовиками усердия и готовности противостоять врагам нынешней власти».

По мнению политолога Татьяны Становой, Навального и наиболее известных его сторонников - к примеру, Любови Соболь, - власть не сажает, чтобы не героизировать, уверена эксперт. «Когда арестовывают неизвестных, то за них никто на улицы не выйдет, но зато будет эффект устрашения», - полагает она.