Что делать с ФНБ

Сейчас спорный вопрос для Минфина и ЦБ - использование средств ФНБ, который как раз наполняется за счет сверхдоходов от нефти. Инвестировать средства фонда власти смогут, только когда ликвидная часть ФНБ достигнет 7% ВВП, а с нынешними ценами на нефть это, как ожидают Минфин и ЦБ, произойдет уже в 2020 году. В правительстве допускали траты ФНБ на проекты внутри страны, в частности на строительство газохимического комплекса в Усть-Луге, а также на выдачу кредитов зарубежным покупателям российской экспортной продукции, чтобы поддержать отечественных производителей. Силуанов 12 сентября подтвердил, что нефтегазовые доходы будут вложены в крупные высокомаржинальные проекты внутри страны, в частности в кластер в Усть-Луге, а также в кредиты зарубежным покупателям российской экспортной продукции. Обсуждается и вопрос инвестиций в проект НОВАТЭКа «Арктик СПГ», добавил он.

Еще один вариант для ФНБ - расширение круга финансовых инструментов, в которые его можно инвестировать, то есть, по сути, использование резервов по модели Норвежского суверенного фонда. Он сохранит эффективность бюджетного правила и может повысить общую доходность инвестирования средств ФНБ, отмечал на этой неделе ЦБ в проекте «Основные направления денежно-кредитной политики». Однако инвестиции всей суммы дополнительных накоплений в проекты внутри страны или экспортные кредиты, как опасается финансовый регулятор, приведут к потере преимуществ от бюджетного правила и к большей зависимости рубля, инфляции и экономики от цен на нефть. Впрочем, если вкладывать средства ФНБ в эти направления лишь частично, негативный эффект будет не столь серьезным, отмечал ЦБ.

О возможности инвестиций по «норвежской» модели раньше говорил Минфин, но Силуанов не упомянул такой сценарий, комментируя планы по ФНБ.

«Первое наше пожелание правительству, чтобы любые решения по трате ФНБ не увеличивали и не восстанавливали эту зависимость [рубля от нефти]. Это очень важно для сохранения того, что мы создавали много лет», - сказала Набиуллина.

«Есть разные варианты, мы действительно показали в своем докладе, что это не исчерпывающий перечень вариантов, как может приниматься решение по ФНБ», - сказала Набиуллина журналистам. - Если мы хотим сохранить, а мы как Центральный банк хотим сохранить роль бюджетного правила и накопления ФНБ, которые защищают нас от внешней конъюнктуры, может быть, имеет смысл обсудить и просто повышение отсечки по цене на нефть, потому что некоторые варианты, по сути дела, экономически аналогичные».

Реакция Минфина

Замминистра финансов Владимир Колычев позднее заявил журналистам, что правительство «точно» не рассматривает повышение цены отсечения: «Мы накопили не так много резервов, чтобы десятилетиями закрывать выпадающие [в случае падения цен на нефть] доходы».

РБК направил запрос в Минфин.