Эксперты установили, что в 2011–2014 годах на счет «Седьмой студии» поступило 216 млн руб. субсидий из Минкультуры и еще порядка 40 млн руб. из сторонних источников, среди которых были кредиты Альфа-банка и ББР-банка. Установить точную сумму расходов «Седьмой студии» эксперты сочли невозможным, в том числе из-за «внесения в ее отчетность недостоверных сведений».

В феврале суд принял решение назначить новую комплексную (финансово-экономическую, искусствоведческую и оценочную) экспертизу по делу «Седьмой студии», в апреле слушания по делу были прерваны на время ее подготовки. Исследование проводил Центр судебной экспертизы при Минюсте, в качестве специалиста были привлечены замдиректора МХТ им. Чехова Марина Андрейкина и доктор искусствоведения из Государственного института искусствознания Видмантас Силюнас.

Ранее экспертиза по делу была проведена в рамках предварительного расследования; ее выводами СКР подтверждал доводы о хищении сотрудниками «Седьмой студии» 133 млн руб. из бюджетной субсидии. Результат этой экспертизы критиковала защита фигурантов дела, указывая, что она содержит множество ошибок. Кроме того, сомнения в выводах экспертизы высказывала представитель Минкультуры, признанного потерпевшим по делу.

АНО «Седьмая студия» была основана режиссером Кириллом Серебренниковым. По версии следствия, Серебренников и другие сотрудники организации (генпродюсер «Седьмой студии» Алексей Малобродский, продюсер Екатерина Воронова, гендиректор Юрий Итин, главбух Нина Масляева), а также начальник департамента Минкультуры Софья Апфельбаум в 2011–2014 годах похитили 133 млн из 214 млн руб., которые Минкультуры выделило организации на развитие проекта по популяризации современного искусства «Платформа».

Единственная фигурантка дела, признавшая вину, - главбух Масляева. Она дала показания, что руководство «Седьмой студии» распоряжалось обналичивать субсидию, а деньги затем использовало в своих личных целях. Масляева пошла на сделку со следствием, ее дело выделили в отдельное производство; в апреле этого года суд вернул ее дело в прокуратуру для устранения нарушений. Остальные обвиняемые отрицают вину и настаивают, что все средства Минкультуры (в том числе наличные) расходовались строго на проекты.