На допросах Угланов утверждал, что на самом деле мошенник не он, а Бобовников, с которым его познакомил бывший саратовский депутат Алексей Красильников. Угланов после возвращения из США искал новую работу в госструктурах, и Бобовников брался помочь с этим за соответствующие комиссионные. И даже якобы за 19 млн руб. устроил Угланову собеседование в Крыму с губернатором Севастополя Дмитрием Овсянниковым, который на словах одобрил назначение Угланова на должность главы регионального департамента ЖКХ. Овсянников в беседе с РБК в июне отказался от комментариев; в июле он подал в отставку.

Однако ни это назначение, ни другие так и не состоялись. На все вопросы Угланова Бобовников отвечал, что «случаются осечки», и предлагал новые варианты. «Я понял, что меня обманывают», - рассказывал Угланов.

Как бизнесмен жаловался силовикам

Угланов обратился в приемную ФСБ, но, не дождавшись результата, попросил помощи у знакомого сотрудника прокуратуры Саратовской области Алексея Незнамова. Тот познакомил его с прокурором московского метрополитена Андреем Кулагиным.

Московский прокурор, согласно показаниям Угланова, сообщил, что возбуждение уголовного дела будет стоить 3 млн руб., и позвонил замначальника отдела экономической безопасности столичного УВД по ЗАО Сергею Темникову; тот пригласил Угланова в управление и пообещал, что «все организует». «5 млн руб. я должен был передать сотрудникам прокуратуры, которые помогали мне в возбуждении дела, а именно Незнамову 1,5 млн руб., Кулагину 500 тыс. руб. и 3 млн руб. в УВД по ЗАО ГУ МВД, кому точно - не знаю», - описывал Угланов выдвинутые условия.

Угланов написал заявление в полицию на Красильникова и Бобовникова. Начальник УВД по ЗАО Пучков завизировал заявление и отдал проверку на контроль своему заместителю Петухову - бумаги с соответствующими отметками есть в материалах дела.

Угланову выдали звукозаписывающую аппаратуру, он назначил встречу Красильникову и под запись заявил ему, что готов внести за место на госслужбе еще 5 млн руб. сверх уже уплаченных. На следующей встрече при получении пакета с наличными экс-депутата задержали сотрудники УВД по ЗАО.

Как бизнесмен пытался возместить моральный ущерб

При этом Угланов потребовал от представителей Бобовникова около 30 млн руб., пообещав, что тогда не будет добиваться его уголовного преследования. Сумма, по версии Угланова, складывалась из возмещения уплаченного за несостоявшееся трудоустройство и компенсации «морального ущерба». Во время очередной встречи Угланова с адвокатами Бобовникова Константином Скрыпником и Роланом Гагоевым в кафе «Жан-Жак» он сам и его адвокат Федор Шляхин были задержаны при получении сумки с деньгами.

Бобовников стал в деле потерпевшим. На допросах он отрицал, что предлагал Угланову покупку должностей, получал от него деньги и знакомил его с губернатором Севастополя. По его версии, Угланов создал ему угрозу уголовного преследования, лишь чтобы потребовать откуп.

Постановление об оперативном эксперименте, по итогам которого задержали Угланова и его адвоката, утвердил Сергей Алпатов, на тот момент руководитель управления «М» ФСБ России. Во время задержания Угланов «спросил у Скрыпника, за что они так с ним поступили, и тот ответил, что не надо было осенью обращаться в ФСБ», пересказываются показания экс-чиновника в приговоре по его делу.

В качестве меры пресечения следователь избрал Угланову подписку о невыезде. Когда Угланова отпустили из СК, Скрыпник отвез его в принадлежащий ему отель и поселил в VIP-номере. Угланов утверждал, что в апартаментах напротив находились трое мужчин с оружием; когда Угланов выходил во двор, один из них следовал за ним. В отеле Угланов провел около десяти дней. При этом он не утверждал, что его удерживали там насильно. «Со злости заказывал самые дорогие блюда и напитки, однажды сильно напился», - так описал Угланов свое времяпрепровождение.

Как Угланов дал показания, а потом от них отказался

В деле Угланова есть стенограммы его разговоров с прокурором Незнамовым, полученные ФСБ. Экс-чиновник по телефону говорит прокурору: «Я на вас пятерку отложил» и «Смотри, там, как ты меня и просил, три плюс два. Я хочу отдать, чтобы у меня вот этот груз с плеч ушел». Незнамов отвечал односложно.

СКР выделял из дела Угланова материалы в отношении прокуроров и полицейских для проверки по ст. 290 и 291 УК (получение и дача взятки), следует из материалов дела.

Но, как следует из приговора по его делу, в суде Угланов отказался от показаний на прокуроров и сотрудников УВД по ЗАО. Он пояснил, что те помогли ему, но денег за это не просили. Такую же версию суду изложили прокуроры Кулагин и Незнамов и сотрудники отдела экономической безопасности УВД по ЗАО.

Оговорить их Угланову, с его слов, предложил оперативник управления «М» ФСБ Владимир Голубенко. В день задержания Угланова тот предложил ему позвонить прокурору Незнамову и в беседе произнести фразу, указывающую на взятку. Взамен оперативник обещал оставить Угланова в статусе свидетеля.

Незнамову поступали звонки и сообщения «странного и провокационного содержания», отмечал прокурор в суде: Угланов по телефону говорил ему, что «очень хочет рассчитаться», настойчиво добивался встречи, в разговорах звучало «вульгарное слово «бабки».

Незнамов весной 2017 года докладывал начальству, что его склоняли к коррупционному преступлению, сообщили РБК в прокуратуре Саратовской области. Служебная проверка «оснований для принятия мер прокурорского реагирования» не нашла. Однако «приказом от 24 апреля 2017 года Незнамов освобожден от занимаемой должности и уволен из органов прокуратуры», сообщили в ведомстве, не уточнив основания увольнения.

Чем закончилось дело

В сентябре прошлого года Таганский суд приговорил Угланова к трем годам колонии. Шляхин получил пять лет колонии. Красильникова в марте Дорогомиловский суд приговорил к четырем годам колонии за мошенничество. Адвокаты Скрыпник и Гагоев сейчас арестованы в связи с другими событиями.

В ГУ МВД по Москве сообщили, что в описанных событиях уже разбирались СК и суд, и у полиции нет полномочий их комментировать. В ГСУ СКР по Москве не ответили на запрос РБК.

Прокуратура московского метрополитена перенаправила запрос РБК в прокуратуру Москвы (на уведомлении, полученном редакцией, стоит подпись Андрея Кулагина). Представитель столичной прокуратуры Людмила Нефедова сообщила, что следствие и суд уже подробно разобрались в этой истории. РБК направил запрос в центр общественных связей ФСБ.