Не поделили рестораны

Конфликт рестораторов длился около 5 лет. Как утверждал Владимир Спирин, еще в 2013 году он продал долю в своих ресторанах Sunday и «На речке» холдингу Ginza Project по номинальной стоимости ради получения кредита в Промсвязьбанке под залог долей. Сделка по обратному выкупу долей Владимиром Спириным по номинальной стоимости так и не состоялась, несмотря на соглашение об этом. До 2016 года он получал компенсацию, после прекращения выплат обратился в суд. Однако суд тогда встал на сторону Вадима Лапина.

В общей сложности за время конфликта бывшие партнеры подали в районные и арбитражные суды около 20 исков друг к другу, заметного перевеса не было ни у одной стороны конфликта. Наконец, 20 марта Владимир Спирин обратился с заявлением о личном банкротстве Вадима Лапина.

Стимул помириться

«Подача заявления о признании должника банкротом нередко является более эффективным способом добиться исполнения судебного акта, чем исполнительное производство», - констатирует Александра Улезко. По ее словам, этот шаг может дать импульс сторонам урегулировать спор мирным путем, поскольку проведение процедур банкротства, как правило, трудозатратный процесс для обеих сторон конфликта.

«Дела о банкротстве никогда не идут на пользу репутации», - добавляет Сергей Бакешин. Однако он подчеркивает, что даже в случае признания Вадима Лапина банкротом, его компании смогли бы продолжить свою работу.

Все же банкротство не очень выгодно Вадиму Лапину - если бизнесмен давал личное поручительство по кредитам своих юрлиц, его банкротство может быть расценено как ухудшение обеспечения, делает вывод Александра Улезко: «В этом случае банки вправе требовать досрочного исполнения по кредитным договорам».