Ранее о том, что экипаж SSJ100 при заходе на посадку в нарушение инструкций не выпустил закрылки, со ссылкой на некий документ Росавиации сообщило «РИА Новости». Позже агентство поправило свой материал, заметив, что в документе говорилось не о закрылках, а об интерцепторах (тормозных щитках, которые чаще всего располагаются на верхней поверхности крыла).

Также в документе, по информации агентства, указывалось, что потерпевший аварию в Шереметьево самолет заходил на посадку с превышением максимального веса на 1,6 т. При этом командир SSJ100, отмечало «РИА Новости», несколько раз перед ЧП пытался отклонить лайнер то вверх, то вниз. В итоге самолет, по данным агентства, пробовали посадить три раза - первый пришелся сразу на три стойки шасси, максимальные перегрузки для находившихся на борту в эти моменты составляли до 5,85g, отмечало «РИА Новости».

Представитель Росавиации, комментируя позже РБК соответствующий документ, отметил, что 17 мая «в организации гражданской авиации было направлено письмо - информация по безопасности полетов N7, которое не содержало выводов» относительно расследования авиакатастрофы, произошедшей 5 мая.

«Документ, - указал представитель ведомства, - информирует об оперативных предложениях МАК, которые рекомендуется рассмотреть и принять к реализации эксплуатантам». Также в документ, указали в Росавиации, было включено «краткое описание обстоятельств события, включенное в информацию по безопасности полетов N7».

Эта информация, заметили в ведомстве, не является оценкой Росавиации действий экипажа и содержится в «донесении МАК».

Впоследствии документ, о котором идет речь, оказался в распоряжении РБК. Он подписан замруководителя Росавиации Алексеем Новгородовым и является пересказом информации МАК, которую авиационное ведомство позднее передало авиакомпаниям.