Начальник Управления государственной охраны (УГО) Украины генерал-полковник Валерий Гелетей заявил, что за прошедший год было предотвращено 11 покушений на президента Петра Порошенко. Что известно об этих покушениях и действительно ли украинский лидер пользуется таким спросом на рынке политических заказных убийств?

«В 2018 году было выявлено около 11 покушений только на президента нашего государства», – сказал Гелетей, не став вдаваться в подробности. Обязанности УГО Украины стандартны: эта структура отвечает за безопасность первых лиц государства и других охраняемых персон типа депутатов Верховной рады. Валерий Гелетей получил эту должность после того, как был с позором снят с поста министра обороны (формально по собственному желанию) после поражений украинской армии в Донбассе в 2014 году.

Информация об одиннадцати предотвращенных покушениях на Порошенко пришлась Гелетею просто к слову. В радиоэфире он обсуждал обстоятельства убийства мэра польского города Гданьск Павла Адамовича. Но почему бы и не сказать такое: Гелетей склонен к беспощадному самопиару, а в парламентских расследованиях событий в Иловайске, которые и были основой для его отставки с поста министра обороны, его характеризуют как «карьериста».

Бурным карьерным ростом (за три года с полковника милиции до армейского генерал-полковника) Гелетей обязан своим происхождением и родственными связями. Он из украинизированных закарпатских венгров, а его родной брат Виктор, и. о. начальника СБУ по Закарпатской области – сват главного местного олигарха Виктора Балоги. После частичной опалы Балоги замедлился и карьерный рост Гелетея. Зато по результатам военных поражений 2014 года его не отдали под суд, а вернули на должность главы УГО, которую он уже занимал с 2004 по 2007 год. С тех пор Гелетей регулярно сообщает публике, что с 2014 года на Порошенко готовилось какое-то количество покушений, а УГО их предотвратило.

В реальности в производстве СБУ находится сейчас только два уголовных дела по 112 статье УК Украины «Покушение на жизнь государственного деятеля». Самое громкое ведется против Надежды Савченко и бывшего экс-переговорщика по обмену пленными Владимира Рубана. По версии СБУ Рубан собирался убить Порошенко из снайперской винтовки «Топаз», которую получил в Донбассе.

Второе дело связано с анонимным звонком в конце августа 2017 года, когда неизвестный сообщил, что на Порошенко готовится покушение во время его поездки в город Изюм Харьковской области – главный тыловой пункт обеспечения группировки ВСУ в Донбассе. Но если с Савченко и Рубаном все более-менее понятно (они ждут суда в тюрьме, а Савченко привычно голодает), то по «Изюмскому делу» ни СБУ, ни УГО не смогли даже вычислить звонившего, и дело перешло в разряд «висяков».

Еще несколько подобных историй были связаны с попытками Порошенко посетить прифронтовую зону. Например, при аналогичных обстоятельствах сорвалась пропагандистская поездка украинского президента в Авдеевку. Все это дало основания полагать, что УГО само организовывает «анонимные звонки», чтобы под благовидным предлогом отменить рискованные поездки Порошенко куда не надо. В Авдеевке тем не менее были задержаны двое неизвестных, которые были вооружены немецкой снайперской винтовкой Steyr-Manlicher и парой гранат. Утверждалось, что они якобы ранее принимали участие в «беспорядках в Киеве». Возможно, это были бывшие бойцы печально известного батальона «Торнадо», пытавшиеся устроить маленький путч.

Остальные «попытки покушения» тоже выглядят голословно. По Гелетею, речь идет об обнаружении по пути следования Порошенко или в местах его появления подозрительных предметов. «Если находим оружие или взрывоопасные предметы в местах, где должен быть президент, то это можно считать своего рода подготовкой к покушению. Таких случаев в последнее время было довольно много», – добавил Гелетей. С 2014 года квалифицированный как взрывоопасный только один из них – пакет у здания администрации президента в Киеве в том самом 2014 году. Никакой другой конкретики Гелетей как сейчас не привел, так и не приводил ранее.

В контексте разговора о трагической гибели гданьского мэра Адамовича Гелетей отметил, что сотрудниками УГО отслеживаются и анализируются все случаи нападения на политических лидеров в мире. Кроме того, он рассуждал о важности рамок металлоискателей и развитии кинологической службы.

Есть соблазн записать нынешние высказывания Гелетея на счет предвыборной кампании, но скорее всего, все гораздо проще. Гелетей каждый год отчитывается о предотвращенных покушениях на своего патрона, а сейчас обсуждение в радиоэфире событий в польском Гданьске просто дало ему повод для очередной акции самопиара. Это не исключает, конечно, что в том общественном хаосе, который давно накрыл Украину, какие-то разовые акции дилетантского характера могут быть или могли быть.

Кроме того, громкий террористический акт также может стать поводом для затягивания президентских выборов или очередного введения военного или чрезвычайного положения. Но в целом ни действия, ни высказывания Валерия Гелетея за рамки привычных украинских разговоров не выходят. Ему тоже надо о своем будущем думать.