В Центральноафриканской Республике убиты трое российских журналистов

Днем 31 июля информационные агентства сообщили о гибели трех россиян в Центральноафриканской Республике. Через несколько часов телеканал «Дождь» сообщил, что погибшие — журналисты: режиссер-документалист Александр Расторгуев, военный корреспондент Орхан Джемаль и оператор Кирилл Радченко; они поехали в ЦАР, чтобы делать документальный проект совместно с изданием «Центр управления расследованиями». Российский МИД подтвердил, что у погибших в ЦАР были «журналистские документы, выданные на имя Кирилла Радченко, Александра Расторгуева и Орхана Джемаля».

«Дождь» сообщает, что россияне ехали из столицы ЦАР Банги в город Бамбари. Само убийство, по данным СМИ, произошло недалеко от населенного пункта Сибю. Несколько информационных агентств со ссылкой на собственные источники сообщают, что убийство произошло на блокпосту; об этом же «Новой газете» рассказал журналист Родион Чепель. «Согласно данным международных наблюдателей и ООН, в стране идет гражданская война, — добавил он. — Каждая дорога — это цепь из блокпостов, находящихся на расстоянии друг от друга. На одном из них их остановили, а что происходило дальше, мне неизвестно».

Мэр Сибю рассказал журналистам Reuters, что на журналистов устроили засаду около 10 вечера 30 июля у дороги, по которой они ехали; их автомобиль обстреляли. В отличие от пассажиров, водитель выжил и уже дал показания местным властям.

Картографические данные © 2018 Google, ORION-ME

Собеседник «Интерфакса» в полиции ЦАР сообщил агентству, что убийство, скорее всего, было совершено с целью ограбления. Источник «Медиазоны» рассказал, что журналисты ехали на встречу с фиксером — человеком, который должен был помогать им работать в ЦАР, — и везли с собой дорогостоящую технику.

Официальный представитель российского МИД Мария Захарова сказала журналистам, что российские дипломаты выехали на опознание тел; она также сообщила, что проверкой гибели россиян занялся Следственный комитет РФ. Жена Джемаля, журналистка «Новой газеты» Ирина Гордиенко сообщила The Bell, что опознала тело мужа по фотографии. Пресс-секретарь владельца «Центра управления расследованиями» Михаила Ходорковского Максим Дбар не смог ответить на вопросы «Медузы» о возможной помощи семьям погибших, сославшись на недостаток информации.

Александр Расторгуев — один из самых известных российских документальных режиссеров. Орхан Джемаль 20 лет работал расследователем и военным корреспондентом

Александр Расторгуев
Евгений Алексеев / PhotoXPress.ru

Уроженец Ростова-на-Дону и выпускник Петербургской академии театрального искусства, Расторгуев стал одним из самых заметных представителей новой волны российского документального кино — в его фильмах героям предоставлялось куда больше свободы, чем это было принято в советской традиции; нередко режиссер сам отдавал им камеру, чтобы они фиксировали свою жизнь (в этой же манере Расторгуев снимал и игровое кино: скажем, совместный с Павлом Костомаровым «Я тебя люблю»).

В 2010-х Расторгуев сделал несколько проектов вместе с кинорежиссером и оператором Павлом Костомаровым и бывшим журналистом и ведущим НТВ Алексеем Пивоваровым: документальный сериал «Срок», рассказывавший о протестах 2011–2012 годов глазами их участников (позднее расширился тематически и стал проектом Lenta.doc в составе «Ленты.ру»), а также последовавший за ним проект «Реальность».

Орхан Джемаль — сын известного российского исламского общественного деятеля, главы Исламского комитета России Гейдара Джемаля. В молодости работал по специальности геологом, но потом увлекся журналистикой. В «Новой газете» и газете «Версия» занимался расследованиями, в российском Newsweek сосредоточился на военных репортажах. В 2008 году, во время войны в Южной Осетии, Джемаль находился в расположении чеченского батальона «Восток», который прошел с боями много километров вглубь по территории Грузии; об этих событиях — его книга «Хроники пятидневной войны». Работая в Newsweek, Джемаль бывал и в Африке: в частности, попадал в тюрьму в Сомали.

Орхан Джемаль
«Радио Свобода»

В 2011 году как журналист «Известий» Джемаль провел несколько месяцев на войне в Ливии. Незадолго до свержения главы государства Муаммара Каддафи он пытался войти в столицу страны Триполи вместе с повстанцами, но был тяжело ранен в ногу из крупнокалиберного пулемета. После лечения посвятил себя публицистике, в частности постоянно выступал на радио «Эхо Москвы». Никогда не скрывал, что смотрит на мир не только как журналист, но и как мусульманин, принципиально отказываясь быть объективным.

О третьем погибшем, операторе Кирилле Радченко, известно меньше. Судя по его аккаунтам в социальных сетях, ему было 33 года. Он работал над интернет-сериалом «Район тьмы», а также сотрудничал с абхазским новостным агентством ANNA News. Радченко также принимал участие в проекте, в рамках которого во время президентских выборов десятки людей поехали в Чечню наблюдателями. Именно там он познакомился с Александром Расторгуевым.

Кирилл Радченко
Страница Кирилла Радченко в фейсбуке

«Кирилл долгое время работал оператором в Сирии — на какой-то не очень большой канал, который мог позволить себе оператора и корреспондента, — рассказала „Медузе“ его знакомая, журналистка Александра Баева, также ездившая в Чечню как наблюдатель. — Я думаю, что в разговоре [с Расторгуевым] Кирилл говорил ему, что был в Сирии. Мы все это знали. И, возможно, Расторгуев ему предложил поехать. Кирилл — хороший оператор, умный парень. Вообще очень сдержанный и толковый. Я бы тоже его сразу взяла с собой в такую поездку».

В Центральноафриканской Республике журналисты снимали документальный фильм про ЧВК «Вагнер»

Об этом «Дождю» рассказали собеседники в «Центре управления расследованиями» — интернет-издании, которое вместе с Расторгуевым делало документальный проект о российских наемниках в Африке.

Друг Расторгуева Максим Шевченко рассказал «Дождю», что «отговаривал» режиссера от поездки в ЦАР, потому что «невооруженные белые люди в ЦАР это просто добыча». Расторгуев его не послушал — «хотел сделать репортаж про ЧВК „Вагнер“, вернуться в журналистику».

«Журналисты поехали в Центральноафриканскую Республику после сообщений о том, что там периодически видят русских людей в военной форме, — рассказал „Новой газете“ журналист Родион Чепель. — [Им] это было интересно. Это были лучшие представители профессии, очень смелые парни».

По словам подруги Джемаля Надежды Кеворковой, к съемкам журналисты готовились полгода. «В последний раз я выходила на связь с ними в воскресенье, они говорили, что все идет отлично», — добавила она. Кеворкова уверена, что убийство журналистов связано с проектом про ЧВК «Вагнер», которым они занимались.

Французское издание Lignes de Defense сообщает, что в Сибю, неподалеку от которого был расстрелян автомобиль журналистов, должны были проходить учения войск ЦАР. Их якобы должны были курировать военные из Москвы; там же «могли присутствовать» бойцы «Вагнера».

ЦАР — одна из самых нестабильных африканских стран. Российские наемники там, предположительно, появились в 2018 году

Центральноафриканская Республика — одна из беднейших стран мира. С 1960-х годов власть там менялась с помощью военных переворотов; в ЦАР постоянный дефицит еды, воды и всего самого необходимого. Разные вооруженные группировки на ее территории действуют с начала 2010-х годов.

Независимый институт соблюдения прав человека IPIS в декабре 2017 года выпустил доклад, в котором говорилось, что на основных дорогах в ЦАР установлено минимум 284 блокпоста. 115 из них контролируются правительственными войсками, около 150 — оппозиционной коалицией «Селека», а остальные блокпосты принадлежат другим военизированным группам. По данным IPIS, грабежи и убийства происходят очень часто. В марте 2018 года газета The Washington Post рассказывала о событиях в ЦАР в материале под заголовком «Повстанцы заполняют пустоту в отсутствие правительства»: журналисты рассказывали, что власти с помощью миротворцев ООН контролируют только столицу страны — город Банги.

«Новая газета» рассказывала, что наемники, которых российский МИД называет «гражданскими инструкторами», появились в ЦАР в начале 2018 года. Достоверно об их миссии однозначно ничего не известно. Они могли выступать инструкторами для местных бойцов, «Новая газета» сообщала, что бойцы из России составляют личную охрану президента страны. ЧВК «Вагнер» и еще одна частная военная группировка под названием «Патриот» конкурировали за контракт на работу в ЦАР; российские наемники были замечены еще минимум в двух странах Африки — Бурунди и Мадагаскаре. Документальных подтверждений этой информации нет; официально Россия всегда отрицала участие частных военных компаний в любых действиях за рубежом.