Стоило России закончить строительство автомобильной части Крымского моста - как Евросоюз поспешил ввести санкции против компаний, которые соединяли Крым с остальной Россией. По сути, Европа наказывает Москву за то, что она облегчает жизнь жителям Крыма. Насколько сильные ограничения введены Брюсселем и как они скажутся на российских компаниях?

Европейский союз ввел сакнции против шести компаний, участвовавших в строительстве Крымского моста. «В рамках мер непризнания незаконной аннексии Крыма и Севастополя Совет ЕС рассматривает строительство Керченского моста (так в ЕС называют Крымский мост - ВЗГЛЯД) как дальнейшие действия, подрывающие территориальную целостность, суверенитет и независимость Украины», - объясняет решение по санкциям ЕС.

Санкции означают замораживание активов, которые принадлежат этим шести компаниям на территории стран ЕС, а также запрет для зарегистрированных в Евросоюзе юридических и физических лиц предоставлять им какие-либо средства, то есть кредиты.

Что это за компании и какие последствия их ждут от европейских санкций?

Под санкции попали две компании Аркадия Ротенберга - ПАО «Мостотрест» и ООО «Стройгазмонтаж», а также дочерняя компания «Стройгазмонтаж-Мост», которая была учреждена специально для строительства моста через Керченский пролив.

Сложно представить, что компании, которые пришли строить в Крыму, не понимали риск попадания под санкции. Но ротенберговским компаниям, на самом деле, терять уже было нечего. Компания «Стройгазмонтаж», созданная в 2008 году, еще весной 2014 года вместе с самим Ротенбергом попала под санкции США. Возможно, это стало одним из конкурентных преимуществ компании при поиске генподрядчика Крымского моста. Ведь никакие новые санкции ему не страшны.

«Стройгазмонтаж» по-прежнему спокойно продолжает работать как в Крыму, так и на других объектах в России (в частности, на стройке экспортного газопровода «Сила Сибири» и магистрального газопровода «Ухта-Торжок»). Каких-либо иностранных строек у компании не было и нет, и вряд ли имеются какие-либо активы в ЕС.

Даже проблем с оборудованием и технологиями у компаний не ожидается. В основном, и то и другое у них отечественного производства, либо импортируется из стран, не поддерживающих санкции. «Могут возникнуть сложности с приобретением и использованием различного программного обеспечения, но эту проблему несложно решить. «Мостотрест» работает с широким кругом подрядчиков. Иностранные санкции в отношении российских строительных компаний вообще, на мой взгляд, довольно бесполезная вещь», – говорит Ващенко.

В инфоцентре «Крымский мост» уверили, что новые санкции ЕС не повлияют на ход реализации проектов в Крыму. Однако Россия строит планы по возведению, например, Сахалинского моста, и теоретически необходимость сотрудничества с Японией исключает участие попавших под санкции компаний в этом проекте. По крайней мере, вторую часть – мост от южной части Сахалина до Хоккайдо – Россия предлагала Японии строить вместе.

Четвертая компания, попавшая в новый список ЕС, – «Институт Гипростроймост - Санкт-Петербург» - это разработчик проекта моста. Институт проектирует объекты транспортной инфраструктуры (мосты, эстакады, тоннели, путепроводы, транспортные развязки), но специализируется опять же только на российских проектах. Эффект от европейский санкций для него также будет нулевым.

Вологодская компания «ВАД» - пятый пострадавший от санкций ЕС – занимается разработкой, проектированием и строительством дорог, и тоже исключительно в России. Под санкции компания попала за то, что является основным подрядчиком по строительству новой трассы «Таврида», которая ведет в Крым, а также дороги на самом мосту и подъездных путей. Наконец, судостроительный завод «Залив» (Керчь) попал под санкции, как объясняют в ЕС, за строительство железной дороги.

«Наша задача построить мост. Автомобильный уже сдали, по нему ездят люди. Теперь ребята строят железную дорогу. Все мы своей работой гордимся, и если это кому-то не нравится, то это не наши проблемы», - заявил в ответ на новую порцию санкций Аркадий Ротенберг.

В российском МИДе выразили крайнее удивление введением санкций против компаний, которые строят не военные объекты, а дороги, мосты, энергетическую инфраструктуру на благо самих жителей полуострова.

Этими санкциями Запад «поощряет тех, кто занимался энергоблокадой Крыма, и преследует тех, кто строит объекты гражданской инфраструктуры»,

заявила официальный представитель МИД Мария Захарова. «Это подрывная политика, направленная против жителей Крыма», - считает дипломат.

Однако при ближайшем рассмотрении становится ясно, что европейские санкции по сути ни на что не влияют и имеют скорее демонстративный характер. «Они не вносят никаких существенных ограничений на работу с Россией и в России для европейского бизнеса, одновременно обеспечивают политическую поддержку Киеву, не требующую выделения Украине денежных средств», – говорит управляющий партнер экспертной группы Veta Илья Жарский.

И в самом деле - за все время действия санкций с 2014 года ни один значимый совместный российско-европейский проект не пострадал. Можно вспомнить историю с Siemens и с поставкой «дочкой» Ростеха газовых турбин в Крым. «Однако даже тогда главным риском для немецкой компании были не санкции со стороны Брюсселя, а санкции со стороны Вашингтона. Американские суды, в отличие от судов Старого света, активно штрафуют за нарушение санкционного режима. Казна США получает не менее 5 млрд долларов в год в виде штрафов за нарушения санкций. Так что европейские компании боятся именно длинных рук американских судов, а вовсе не Брюсселя, который в худшем случае просто пожурит за нарушение установленных ограничений», – говорит Илья Жарский. И действительно - для рада компаний, участвоваших в строительстве Крымского поста, работа с другими объектами из-за США как раз может осложниться.

«Однако для компаний, не являющихся публичными, обход ограничений - это дело техники. Для этого достаточно создать чистое юридическое лицо»,

– заключает Жарский.

Украина, кстати, решила скопировать американский санкционный список и тоже ввести санкции против 19 компаний из России из-за Крымского моста (плюс против 33 физлиц). Но и это скорее формальная политическая акция, чем реальная угроза.