Тело 57-летнего Михаила Хачатуряна оперативники обнаружили на лестничной клетке двенадцатиэтажного дома на Алтуфьевском шоссе в Москве. На нем насчитали более 30 ножевых ранений, порядка десяти травм на голове – предположительно, от молотка. В убийстве мужчины сознались три его дочери – 17, 18 и 19 лет. Все произошло 27 июля.

На теле одной из дочерей также имеются ножевые порезы и ушибы. При убийстве использовался баллон с перцовым газом.

«В ходе допроса девушки признали вину и пояснили, что у них сложились личные неприязненные отношения с отцом ввиду причинения им на протяжении длительного времени моральных страданий», - из сообщения Следственного комитета РФ.

Девушек зовут Ангелина, Кристина и Мария. По их словам, которые частично подтверждаются рассказами соседей и знакомых, отец на протяжении нескольких лет издевался над ними. А именно: угрожал физической расправой, применял насилие (часто фигурирует сексуальное насилие как форма наказания для дочерей), морально унижал.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: В Приморье оправдали местную жительницу, убившую из-за побоев мужа

СМИ пишут (глубже всех в эту историю погрузилась «КП»), что девушек отец в буквальном смысле слова затерроризировал.

«Дома отец постоянно кричал и ругался, требовал идеальной чистоты и порядка. Был даже случай, что он нашёл пару волосков от их собаки (лабрадор), сильно разозлился и заставил одну из дочерей расчесывать пса и есть его шерсть. Старшая дочь где-то два года назад не смогла вытерпеть такой жизни и после очередного намёка со стороны отца на интимную близость попыталась покончить жизнь самоубийством. Повезло, что сестры ее вовремя нашли и вызвали скорую помощь, удалось промыть желудок и спасти ей жизнь», - приводит «КП» рассказ знакомой семьи Ирины.

Другая подруга задержанных подтвердила изданию, что часто слышала от девушек жалобы на избиения отца, но не на домогательства.

Пишут также о том, что убитый следил за каждым шагом своих дочерей, установив для этого в квартире камеру наблюдения. Он часто не пускал их на учебу, а дома превратил их фактически «в рабынь».

«Он требовал, чтобы мы постоянно были рядом и приходили по первому его зову. У него специальный был звоночек, он в него звонил, и кто-нибудь из нас троих мгновенно должна была к нему подбежать, хоть днем, хоть ночью. И делать все, что он скажет. Воды принести, еды и разное другое…. Он даже окно сам не открывал, мы должны были ему прислуживать, как рабыни», - слова Кристины в пересказе ответственного секретаря ОНК Москвы Ивана Мельникова публикует «КП».

При этом внешне, отмечает пресса, семья выглядела вполне благополучной. Большая квартира, дорогая машина, девушки хорошо выглядели, а отец вообще был очень «набожным человеком и регулярно посещал церковь».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Тренера спортшколы в Москве подозревают в изнасиловании ученицы

Известно также, что мать дочерей Михаил выгнал из дома два года назад и общаться с ней детям запретил. У девушек еще есть 21-летний брат, который тоже несколько лет назад съехал из дома, не выдержав поведения отца. По другим сведениям, Хачатурян выгнал сына из дома, когда ему было 16 лет.

Накануне мать приехала поддержать Кристину, Ангелину и Марию в суд. Решался вопрос о мере пресечения для девушек. СМИ сообщили, что остальные родственники после убийства от них отвернулись – даже не захотели нанять им адвокатов. Сейчас их представляет назначенный государством адвокат Георгий Чугуашвили.

Он отметил, что Михаил действительно был строгим отцом, «Может, даже тираном. Но он никогда не применял насилия к детям, это все выдумки для защиты», - цитирует адвоката РИА «Новости».

По данным телеканала 360, который ссылается на подругу девушек, родственники знали о «постоянных изнасилованиях и побоях» девушек, однако «закрывали на это глаза», так как Михаил давал им деньги, а некоторых фактически содержал.

Еще один штрих к портрету убитого: окружающими он воспринимался как «очень положительный человек», который помогал людям, детским домам и благотворительным фондам. При этом другие опрошенные СМИ знакомые семьи упоминают «криминальные связи» Хачатуряна и наркотики.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Административную ответственность за побои признали обязательной

А вот что сообщает агентство «Москва» со ссылкой на источник в правоохранительных органах:

«Из квартиры, где было совершено преступление, были изъяты: нож, четыре сотовых телефона, блок видеорегистратора из автомобиля, шкатулка с таблетками, молоток, арбалет, 16 дротиков, травматический пистолет, сигнальный револьвер «Наган», охотничье ружье, 16 патронов, а также пневматический пистолет и револьвер».

Во вторник девушкам ужесточили обвинение. Теперь трем сестрам инкриминируют «убийство в составе группы лиц» - за него старшим грозит до 20 лет тюрьмы, младшей, не достигшей 18-летнего возраста – до 10 лет.

Сейчас девушки находятся в СИЗО, все в разных камерах. Суд о мере пресечения проходил в закрытом режиме, на него не пустили ни близких обвиняемых, ни журналистов.

Накануне суд оставил их под арестом еще на 72 часа. При этом судья усомнилась в необходимости содержания девушек под стражей.

«Доказательств того, что они скроются или смогут повлиять на следствие, мало. Следователь пошел по шаблону - раз убийство, значит, сразу под стражу. Первое заседание судья перенесла по своей инициативе, остальные - по ходатайству защиты. И судья поступила очень грамотно», - цитирует Чугуашвили Газета.ru.

Главный вопрос на сегодня в этом деле: смогут ли обвиняемые избежать наказания? Есть убийство, есть уголовное дело, есть признание сестер в убийстве. И есть пока не подтвержденные судом многочисленные свидетельства того, что Ангелина, Кристина и Мария фактически были доведены своим отцом до этого преступления.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Конституционный суд вернул женщинам право на суд присяжных

За ответом на этот вопрос интернет-редакция ОТР обратилась к адвокату московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры» Кириллу Яковлеву.

«Единственный суд, который может их оправдать, признать, что они совершили преступление, но они невиновны, это суд присяжных. Потому что, как говорит одна из девочек, в адрес одной из них было даже насилие. Он якобы сам первый начал, первым нанес ножевое ранение. <…> Единственное, в суде присяжных нельзя ссылаться как на личность потерпевшего, так и на личность обвиняемых. Здесь также нужно ставить вопрос о мотиве преступления. Если дело будет рассматриваться в профессиональном суде, шанс, что они будут оправданы, очень маленький», – считает юрист.

К следующему разбирательству дела суд вернется 2 августа.