Следственный комитет требует сажать врачей в тюрьму за профессиональные ошибки – а именно за «ненадлежащее оказание медицинской помощи». И это притом что во всем мире система ответственности врачей устроена совсем иначе. Реализация же подобной идеи приведет вовсе не к тем результатам, о которых мечтают следователи.

Летнее политическое затишье в пятницу взбудоражила инициатива Следственного комитета, опять предложившего ввести в Уголовный кодекс статьи, задачей которых объявлена более точная классификация врачебных ошибок. Причем на этот раз идею, по данным СК, его поддержали и люди в белых халатах – неназванные представители «Национальной медицинской палаты». Эту палату возглавляет доктор Леонид Рошаль. Впрочем, он лично в пятницу хранил молчание.

«Так, предлагается введение новых статей в УК. Статья 124.1 «Ненадлежащее оказание медицинской помощи (медицинской услуги)». Статья 124.2 «Сокрытие нарушения оказания медицинской помощи», – цитирует представителя СК Светлану Петренко РИА «Новости». – Изложение в новой редакции статьи 235 УК: «Незаконное осуществление медицинской и (или) фармацевтической деятельности».

В настоящее время в Уголовном кодексе отсутствует такое понятие, как «врачебная ошибка», и подобные ошибки квалифицируют по четырем статьям: «Причинение смерти по неосторожности» (ст. 109 УК), «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности» (ст. 118 УК), «Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности» (ст. 238 УК) и «Халатность» (ст. 293 УК).

«Гипотетически Следственный комитет прав: единообразия в законах, касающихся подобных преступлений, нет, – сказал газете ВЗГЛЯД член Совет Федерации, в прошлом – врача-педиатр Антон Беляков. – Но у меня есть большие сомнения, что такого рода корректировки сейчас, в нынешней тяжелой ситуации с региональным здравоохранением, приведут к хорошему результату». Беляков имеет в виду не только недофинансирование государственной медицины, но и огромный дефицит медицинских кадров, их недостаточную подготовку, а также крайнюю бюрократизированность процедур приема пациентов.

«Когда у врача есть семь минут на то, чтобы человека осмотреть, поставить диагноз, правильно заполнить документы, назначить либо дальнейшие диагностические процедуры, либо само лечение, что он может сделать качественно? А именно в таком ритме работают врачи на приеме, принимая по 70–80 человек за день. Добавим сюда еще колоссальные нагрузки с работой не на одну ставку, что является нормой для нынешних врачей», – сказал Беляков.

Как бы не получилось, что из-за неправильных формулировок закона под ударом окажутся вообще все медики, опасается сенатор.

«А ведь врачебная ошибка в большинстве стран – это не преступление, это именно ошибка. Этот термин, разумеется, неприменим к ситуации, когда, скажем, пьяный врач в нарушение всех инструкций вкалывает не тот препарат. Или когда лечит человек с купленным дипломом. Что касается диагностики – это очень сложная сфера, в которой не бывает независимой экспертизы. У трех врачей бывает четыре мнения», – отмечает он.

«Нужно ли отправлять за решетку доктора, не разобравшегося в сложном диагнозе?

– риторически спрашивает Беляков. – А если это хороший специалист? Должен ли он нести за одну ошибку уголовную ответственность? И что с того пациенту и его родственникам, что врача посадят в тюрьму? Важнее было бы финансовую компенсацию получить. Но тогда от кого? Коммерческие клиники платить не любят. Им проще платить адвокатам. Государственные клиники когда выплачивают штрафы, то это идет в ущерб другим пациентам. Страховых денег у нас пока нет. Или доктор будет своими деньгами отвечать? Но далеко не всегда у доктора есть доходы, чтобы что-то компенсировать».

Во Владимирской области, которую Беляков представляет в Совете Федерации, по его словам, не хватает 1000 врачей. «Кончится дело тем, что нехватка еще вырастет. Кому нужно с утра до вечера трудиться, не получая достаточного вознаграждения, а потом еще и оказаться под угрозой уголовной ответственности?!» – недоумевает сенатор.

Член Лиги защиты пациентов юрист Алексей Старченко предположил, что выступить с подобной инициативой СК заставили участившиеся жалобы пациентов. «Выделение медицинского состава в кодексе подразумевает проведение быстрых отработанных по тематике здравоохранения специальных расследований», – сказал юрист РБК.

Напомним, первый раз СК еще в октябре прошлого года предложил ввести в Уголовный кодекс ответственность за врачебные ошибки и ненадлежащее оказание медицинской помощи. Глава СК Александр Бастрыкин сообщал, что от врачебных ошибок и некачественного оказания медицинской помощи в 2015 году в России погибли более 700 человек.

По данным Следственного комитета, только лишь в прошлом году к ним поступило более шести тысяч сообщений о врачебных ошибках, в результате чего было возбуждено 1971 уголовное дело.

Особую актуальность данная проблема получила минувшей зимой из-за дела Елены Мисюриной. Напомним, в одной из московских клиник пациент скончался после биопсии костного мозга, которую проводила Мисюрина. Врача арестовали и осудили на два года колонии. Началась кампания в ее защиту, в которой принял участие даже мэр Москвы Сергей Собянин. В апреле Мосгорсуд отменил приговор. Сама Мисюрина вышла на свободу и продолжает работу в одной из московских клиник.

«Врачебная ошибка вообще не относится к уголовным преступлениям. Это добросовестное заблуждение врача. Поэтому мы выступаем категорически против того, чтобы это рассматривалось как преступление», – призвал врач.

В других странах ошибки врачей также считаются проявлением халатности, которая и так давно уже карается в уголовном порядке. Соответствующая статья есть, скажем, в УК Китая (статья 335). Медицинский работник, вследствие крайней халатности которого наступила смерть пациента или был причинен серьезный вред здоровью, наказывается лишением свободы на срок до трех лет. Однако такой статьи, как «Ненадлежащее оказание медицинской помощи», там нет.

Нет такой статьи и в уголовном законодательстве Англии и США. Как и в Китае, врачебная ошибка юридически считается проявлением «халатности». Зато и самому врачу, и лечебному учреждению в случае, если факт ошибки будет доказан в судебном порядке, грозят иски на огромные суммы. Поэтому в этих странах так развит рынок страхования врачей.