Повышение пенсионного возраста для женщин, как оказывается, поддерживают сами женщины. Активистки феминистского движения считают, что нынешняя пенсионная система мешает их карьере и заработкам, а более поздний выход на пенсию дает женщинам множество преимуществ. Специалисты с ними полностью согласны – и объясняют, почему именно.

Правительство раскрыло параметры пенсионной реформы. Для женщин пенсионный возраст вырастет на восемь лет (с 55 до 63 лет), тогда как для мужчин увеличение будет только на пять лет (с 60 до 65 лет). Между тем государство сохранило разницу, пусть и в два года (раньше – пять лет), между временем выхода на пенсию по гендерному признаку.

Как ни удивительно, но женщины, борющиеся за права женщин – феминистки – в большинстве своем поддержали повышение пенсионного возраста, так как видят в этом не только уравнивание в правах, но окно новых возможностей для слабого пола. Женщина действительно может оказаться в выигрыше, когда пенсионный возраст официально будет выше текущего. И дело здесь даже не в том, что говорят феминистки, а в том, что показывает опыт других стран, а также экономические и социальные исследования.

Во-первых, благодаря новой пенсионной системе женщины смогут дольше работать, радуется в Facebook вице-президент Фонда открытой новой демократии, феминистка Анна Федорова. «Мы и так работаем, только после 45–50 многие сталкиваются с желанием работодателя проводить их на пенсию. Что уж говорить о смене работы и карьерном росте», – приводит она довод в пользу выхода на пенсию в 63 года.

Многие действительно недовольны, что в 50 лет женщине уже сложно найти новую работу, ведь по закону она должна скоро уйти на пенсию. «Наши исследования показывают, что дискриминация по возрасту при найме на работу имеет место. Есть сектора, где работодатели ставят возрастной ценз по найму сотрудников на уровне даже 40–45 лет», – говорит замдиректора Института социальной политики НИУ ВШЭ Оксана Синявская.

Вместе с тем она указывает на рост числа занятых людей ранних пенсионных возрастов на протяжении последних двух десятилетий, причем среди женщин этот тренд развивается быстрее.

«У нас сейчас почти каждая вторая женщина работает в первые пять лет после выхода на пенсию. По крайней мере до 60 лет уровень занятости женщин остается достаточно высоким»,

– отмечает Синявская.

Это, конечно, не означает, что проблем с работой после 55 не будет. «Как правило, тяжело найти работу менее образованным и людям, занятым в промышленности или в коммерческих секторах. Тогда как в сферах науки, образования, здравоохранения уже сейчас наблюдается высокий уровень занятости пожилых людей, и, думаю, это сохранится», – говорит Синявская.

И хотя тех, кто в предпенсионном возрасте столкнется с отсутствием работы, будет немного, забывать о них было бы несправедливо. «Крайне важно, чтобы Минтруд параллельно разработал программы обучения, переобучения и содействия занятости для людей, которые потеряют работу в предпенсионном возрасте. В России отмечается высокая доля тех, кто имеет среднеспециальное или высшее образование. Но при этом единожды полученное образование потом почти не обновляется. Поэтому Россия очень отстает по непрерывному образованию по сравнению с другими странами. Программы переобучения и содействия помогут раскрыть потенциал таких людей», – предлагает собеседница.

Во-вторых, отмечает феминистка, женщина сможет «больше заниматься продуктивным трудом и меньше – репродуктивным». «Что ждет женщину на пенсии? Маленький доход (сильно меньше, чем у ее мужа, посмотрите калькулятор Сбербанка, разница жесть) и нагрузочка в виде внуков. Тот самый репродуктивный труд, совершенно бесплатный», – объясняет аргументы в пользу повышения пенсионного возраста Федорова.

Речь идет о том, что женщину выталкивают с рабочего места в 55, она вынуждена прерывать свою карьеру и начинать строить новую. Тогда как мировой опыт показывает, что более поздний официальный выход на пенсию позволяет женщинам подниматься выше по карьерной лестнице. «Во всех странах, которые реализовывали программы повышения пенсионного возраста, это положительно влияло на карьеру женщин с высшим образованием. Это приводило к сохранению за женщинами высокооплачиваемых рабочих мест», – говорит директор по социальным исследованиям НИУ ВШЭ Лилия Овчарова.

Экономическая выгода не только в том, что женщины смогут работать на своем прежнем месте и получать вместо пенсий более высокую зарплату.

У женщин также появится возможность выровнять размер пенсии с мужчинами, которые сейчас, как правило, получают пенсию на треть выше.

Это происходит по объективным причинам. «У женщины зарплата меньше, чем у мужчин. При этом они еще и работают меньше, так как есть периоды ухода за ребенком. В итоге женщина подходит к пенсионному возрасту с меньшим количеством индивидуальных пенсионных коэффициентов», – поясняет Оксана Синявская. Более высокий пенсионный возраст для женщин оказывается выигрышным, потому что к моменту выхода на пенсию женщина подойдет с большим количеством индивидуальных пенсионный коэффициентов и большим стажем.

В пользу повышения пенсионного возраста для женщин говорит в том числе и демография. «Она диктует скорее равный пенсионный возраст у мужчин и женщин. Достаточно посмотреть на продолжительность жизни», – отмечает замдиректора Института социальной политики НИУ ВШЭ. Уже сегодня продолжительность жизни женщин составляет более 77,6 года, тогда как у мужчин – 67,5 года. К тому моменту, когда после переходного периода пенсионный возраст женщин вырастет до 63 лет (к 2034 году), они будут жить в среднем 85 лет. То есть пенсию женщины будут получать в среднем 22 года. При 30-летнем стаже получается, что один год стажа равен 1,5 годам пенсии. Тогда как зарубежные страны стараются выдерживать формулу: два года стажа должны равняться одному году на пенсии.

«Занятость у женщин тоже, как правило, связана с интеллектуальным, а не с физическим трудом. Поэтому производительность труда с возрастом у них снижается медленней, чем при физической работе, которой чаще занимаются мужчины», – добавляет Оксана Синявская.

Наконец, третий аргумент феминисток – повышение пенсионного возраста дает «выход за пределы патерналистской парадигмы, в которой государство почему-то объявило тебе, что твое положение на рынке труда совсем не такое, как у мужчины». Идеальным вариантом Федорова считает уравнивание пенсионного возраста для женщин и мужчин.

«В свое время женщины получили пятилетний бонус за то, что они ухаживают за внуками и за пожилыми. Но сейчас практически для каждого ребенка создается место в детском саду, и эти функции по уходу все чаще передаются профессионалам. Поэтому бабушка, сидящая с внуками дома, стала скорее исключением из правил. Разрыв с мужчинами, конечно, сократили, но политикам все же сложно выступать против сильных социальных норм», – говори Лилия Овчарова.

«У нас пока и политики, и население считают, что женщина должна быть вознаграждена за то двойное бремя, которое она несет, не только работая, но и занимаясь хозяйством и воспитывая детей. Хотя это спорный вопрос, потому что западный опыт показывает, что большее гендерное равенство в семье не только укрепляет брак, но и способствует рождению большего числа детей. Но у нас это пока по-другому, и правительство не может этого не учитывать. У нас не готовы к одинаковому пенсионному возрасту», – согласна Оксана Синявская.