Amic.ru продолжает рассказывать об известных клубах Барнаула. Сегодня своими воспоминаниями о тусовках 90-х и начала 2000-х с нами делится журналист, драматург, арт-критик, телеведущий и комиссар галереи "Республика ИЗО" Вадим Климов. По признанию Вадима, в тот период он был частым гостем клубных вечеринок. Но больше посещал их по работе, как ведущий программы "Афиша", рассказывающей о культурной жизни города. Что ж, взгляд критика особенно интересен.

В клуб как на работу

Вся клубная истерика в 90-х - начале 2000-х годов зацепила меня краем, я не был постоянным посетителем какого-нибудь клуба. Даже не помню, какой из них когда открылся, а когда закрылся - это же ерунда. Знаю, что есть некая часть тусовки, которая ходила в клуб постоянно, танцы были субкультурой. Я был в клубах, где проводили концерты рок-групп и выступали прогрессивные диджеи.

В истории барнаульских клубов, если отбросить ресторанную, кабацкую эстетику, первым надо вспомнить клуб "Мельница". Народное название "Мука". Это было легендарное место, где музыкальные деятели под руководством Леонида Мелкомулкова "рулили" всей независимой музыкой Барнаула. Это было достойное место типа "Там-Там" в Санкт-Петербурге. "Мука" – это клуб, который закрепил за Барнаулом звание рок-н-ролльного города. Там было хорошо, не было нарождающегося гламура и бандитов.

Потом, конечно, был клуб "Зебра", который на долгие годы стал родным. Это был отличный клуб друзей, где мы провели много времени. Там вначале был наш большой друг Федя Дюбелей - легендарный диджей Барнаула.

Я, конечно, помню клуб "Хаус" – такая бандитская "малина" на Солнечной Поляне. Я там пару раз был. Бесплатно я туда не поехал бы, только за деньги и по работе.

Я помню "Чаплин" и "Точку", "Африку" и "Чердак". Бывал в "Колизее", странный был кабак-сарай. Я был во многих клубах. Как-то однажды по заказу глянцевого журнала в пятницу проехал почти по всем клубам города.

Клубы того времени для меня были местом работы. У меня не было желания просто в пятницу пойти в клуб и пообщаться там с друзьями. Я ходил в клуб по делу - был автором программы "Афиша", в которой рассказывал о культуре в Барнауле. Мы снимали репортажи и концерты целиком. Иногда я был соорганизатором концертов.

Материалы по теме

Про имидж клубов

К середине 2000-х клубы стали делиться по публике. Это всегда важно для клуба - кто к ним ходит.

В городе всегда есть активная часть молодых людей, которая успешно кочует из клуба в клуб. Потом они начинают делиться по интересам: кому-то нужна танцевальная музыка, кому-то рок-музыка, кто-то готов всю ночь слушать замороченного диджея. Мне кажется, главным клубом по таким заморочкам одно время был "Чердак".

И это правильно: у клуба должен быть формат, некий имидж. Каждый клуб желает быть модным и престижным. Для молодежи клуб - это золотой миф. Девочки готовятся к выходу в клуб, как Золушка на бал.

Так вот, в каждом клубе своя публика. Были времена, когда, зайдя в "Чаплин", я здоровался почти со всеми. А в "Зебре" на втором этаже можно было сидеть с друзьями и не спускаться на танцпол.

Что такое публика в клубе? Если это танцы в "Колизее", то это гопники со всего города. Если это концерт Гребенщикова в "Чаплине", то совсем другие люди. А если это обычная пятница в "Африке" или в "Зеркале", то море девчонок и приблатненные пацаны.

Барнаул как оплот рок-культуры

Одно время в городе сложилась интересная тусовка диджеев. Стала популярной электронная музыка, с гастролями приезжали известные и модные столичные диджеи. А потом вдруг настало время некой рок-эстрады, например, группа "The 9" с африканцами долго выступала в клубе "Африка".

Если сравнивать Барнаул с Москвой, то Барнаул – пустое место. Если с Санкт-Петербургом, то Барнаул некий последователь рок-культуры.

Мне казалось, что Барнаул всегда был оплотом рок-культуры, а не попсы. Например, Новосибирск - региональная столица попсятины, но и там были прекрасные клубы, где звучала хорошая музыка. Повторюсь, нужно разделять клубы на диджейские, рок-н-ролльные и кабацкие.

Мне жалко один клуб из всех, что закрылись в городе. Клуб "Зебра" был интересным местом, так как находился в музыкальном колледже и был выход на большую сцену. Несколько раз Михаил Рапопорт делал совмещенные концерты, вход был через клуб, а концерт на большой сцене. Жаль, что администрация колледжа не смогла воспользоваться клубом.

И конечно, про резиденцию журналистов – бар ТАСС – у меня теплые воспоминания. Но это уже совсем давняя история. Люди вырастают из клубов, но я бы сходил в клуб послушать замороченную электронную музыку или хороший рок.

Про современные тусовки

Современная клубная публика ничем не отличается от тусовки 20-летней давности. Мальчики приходят в клуб познакомиться с девочками, а девочки якобы танцевать. Клубы перестали быть чем-то новым, это давно уже привычная среда, часть городской культуры. Я даже не знаю, какие сегодня есть клубы в городе и какой из них считается самым модным. Я как-то спрашивал пару лет назад у студентов факультета журналистики, куда они ходят – ничего нового не услышал. Знаю, что на месте "Колизея" клуб "Опера", но туда приличным людям не рекомендуют заходить, работает "Фараон", а все остальные – это бары.

Наверное, сегодня нельзя сказать, какие клубы популярны, а какие прозябают. Время изменило клубный ландшафт. Когда в Барнаул приезжает диджей Компас Врубель, на его выступления всегда собирается публика, и это не те, кто ходил в ДК "Котельщиков" в конце 80-х, и не те, кто был в "Муке" в 90-е. В основном это молодые люди, которые всегда более мобильные и любопытные.

Как-то раз в галерее "Республика ИЗО" мы устраивали день рождения Королевского, и это было замечательно. Была интересная тусовка, танцы до утра. Потом было предложение продолжить, и мы не успели запустить рекламу, а вокруг начался ажиотаж.

Как я потом выяснил, в городе есть несколько конкурирующих группировок, так что всё шевелится. На место уехавших диджеев приходят другие, открываются новые заведения, меняется формат. Что завтра будет модным, трудно сказать, но девочкам всегда куда-то нужно будет выходить в "боевом" наряде, а мальчикам надо перед ними сверкнуть. Такова жизнь.