Немецкий Институт макроэкономики и изучения конъюнктуры в Дюссельдорфе (IMK) подозревает президента США не только и не столько в желании защитить Америку и американских рабочих, сколько в желании навредить конкурентам. Немцев, естественно, в первую очередь беспокоит собственная экономика, риск сползания в рецессию которой в последнее время существенно вырос. Основания для опасений за экономику Германии, считают в IMK, более чем веские: если в марте они оценивали риск рецессии в 6,8%, то сейчас, всего лишь месяц спустя, вынуждены были повысить вероятность наступления рецессии почти в 5 (!) раз, до 32,4%.

«Флирт президента Трампа с протекционизмом посылает во все стороны шоковые волны, которые воздействуют не только на финансовые рынки,- объясняет Густав Горн, директор IMK по исследованиям,- но и на немецкую экономику».

Текущий экономический бум первой экономики Старого Света длится уже пять лет. Он явно затянулся, особенно если вспомнить проблемы с экономикой у остальных европейских стран. Безработица в ФРГ сейчас на таком низком уровне, что компаниям и фирмам приходится часто отказываться от заказов из-за дефицита рабочих. Можно вспомнить и недавний рекорд правительства Ангелы Меркель по налоговым поступлениям. Однако сила немецкой экономики, ориентированной на экспорт, одновременно, как выясняется сейчас, может оказаться и ее слабостью. Дело в том, что «протекционист» Трамп очень недоволен странами, в торговле с которыми у Америки дефицит. Кроме Китая и Японии, неоднократно доставалось от президента США и Берлину, который, по его твердому убеждению, якобы высасывает соки из американской экономики. Германия с таким же постоянством отвергает обвинения Белого дома и утверждает, что немецкие инвестиции в США помогают создать сотни тысяч рабочих мест.

Обвинения Дональда Трампа не новые, но раньше дело ограничивалось одними словами и знаменитыми трамповскими твитами. Сейчас же американский лидер перешел от слов к делу и настроен, похоже, решительно. Мартовские тарифы на китайские товары придали его словам и обвинениям большой дополнительный вес.

В отличие от Поднебесной Трамп, по крайней мере, пока не вводил тарифы конкретно против немецких компаний. Впрочем, экономисты считают, что даже одних его слов вполне достаточно, чтобы посеять сумятицу и неопределенность на финансовых рынках и среди экспортеров. К тому же, сейчас пока еще не ясно, не захочет ли Трамп со временем расширить сферу применения тарифов и на союзников Америки типа Германии.

«Мы еще не знаем, будут ли со временем распространены американские пошлины и на европейские товары и изделия, но тревоги усиливаются»,- объясняет Горн.

В случае с Германией гнев европейских стран по поводу снижения прогнозов роста экономики, по мнению наблюдателей, вероятнее всего будет ограниченным. Как бы ни старались европейские лидеры показать, пишет Washington Post, что они совсем не такие, как Трамп, многие разделяют его опасения относительно силы немецкой экономики и особенно относительно того, что она усилилась за счет всего континента. Действительно, экономика ФРГ получила очень много выгод и преимуществ от создания еврозоны, в которой она пользуется единой валютой со странами, которые значительно уступают ей в экономическом развитии.

Если бы Германия сохранила марку, то она бы сейчас стоила значительно дороже евро. Что касается евро, то оно очень способствовало росту экспортной экономики ФРГ, но мало чем помогло экономикам, скажем, Южной Европы. 

Конечно, Дональд Трамп не первый американский президент, который выражает обеспокоенность по поводу чересчур прибыльной (для немцев) немецкой торговли, положительного сальдо торгового баланса и продавливании Берлином мер жесткой экономии на всем континенте. Барак Обама тоже спорил с Ангелой Меркель и настаивал, чтобы Германия стимулировала потребительский спрос и импорт из других европейских стран, а не укрепляла исключительно свою экспортную экономику, не обращая внимания на соседей.

Основываясь на вышеизложенных соображениях и результатах своего исследования, ученые из IMK призывают канцлера Меркель наращивать расходы для усиления внутренней экономики Германии, а не продолжать и дальше укреплять неустойчивые экспортные отрасли.

«У усиления внутреннего спроса в Германии и Европе будут два плюса,- уверен Густав Горн.- Во-первых, рост экономики станет менее зависим от потрясений на глобальных экспортных рынках, а во-вторых, усиление внутреннего спроса приведет к снижению положительного торгового сальдо Германии и таким образом расстроит планы Трампа».