«Россия 1»: героиня не может встречаться с одним мужчиной и одновременно спать с другим

Дмитрий Абезяев: На телеканале «Россия 1» доминируют мелодрамы. Канал практически не работает на территории драмы, триллера или мистики.

Главной героиней должна быть женщина с понятной для широкой аудитории проблемой — развод или потеря ребенка. Героиня не может встречаться с одним мужчиной и одновременно спать с другим — иначе аудитория ее не поймет и уйдет на другой канал. Так было раньше, но, по ощущениям, сегодня эта жанровая политика стала еще более консервативной. Канал крайне редко отходит от привычного жанра, строго прислушиваясь к мнениям фокус-групп, которые из года в год показывают стабильную любовь зрителей к простым женским историям со счастливым концом.

Иногда, впрочем, канал экспериментирует, создавая имиджевые проекты. Как правило, это крупнобюджетные исторические постановки: «Тихий Дон», «Белая гвардия», «Следователь Тихонов», «Демон революции».

Ольга Ларионова: Первый сериал для телеканала «Россия» я написала в 2009 году, он назывался «Ключи от счастья». Тогда я работала младшим редактором в сценарном агентстве «Стардаст» — оно представляло интересы сценаристов — и читала все, что присылали нам авторы. Однажды мы получили три творческих задания от телеканала «Россия», задания состояли из названий будущих сериалов и количества серий. Названия были такие: «Ключи от счастья», «Солнечное затмение» и «Дом для двоих». Канал объяснил, что они провели фокус-группу, что эти названия «выстрелили» и сейчас им нужен кто-то, кто напишет под эти названия сериалы. Я написала все три сценария, и все они вышли на канале с хорошими рейтингами.

На «России 1» всегда был очень четкий «райдер» героини или требования, которые к ней предъявляются. Во-первых, у канала женская аудитория, поэтому в центре истории всегда женщина. Во-вторых, героиня должна быть или молодой девушкой, или женщиной не старше 30 лет. Но даже если ей 18, ее проблемы должны быть женскими, а не подростковыми: не кризис самоопределения, а бросил, беременна от подлеца, выгнали родители, кинули аферисты, умерла мама, негде жить.

Заставка одного из сезонов «Ключей от счастья»
Музыкальный канал music & cinema

У героини должна быть простая близкая к народу профессия — учительница или врач. В сериале должно быть не больше трех мужчин — лучше два. Переспать с кем-то по зову души героиня не может — все должно быть только по любви. Обычно романтическая линия разворачивается так: первый мужчина — роковая ошибка, второй — награда за страдания.

И наконец, все хорошее, что происходит с героиней в финале, не должно быть результатом ее карьерных усилий. Это награда Золушке за хорошее поведение.

В последние годы на канале стали говорить, что им нужна более активная героиня. Но судя по тому, что я вижу в эфире, Золушек среди героинь по-прежнему намного больше, чем бизнес-леди. Сериалы «России 1» не просто так являются лидерами рынка: на канале очень хорошо знают свою аудиторию и очень редко ей изменяют.

Не так давно на «России» вышел сериал «Кровавая барыня» — крепко сделанный, с отличным сценарием и Юлией Снигирь в главной роли. Но прошел он, насколько я знаю, со средними цифрами. Зрителей канала, вероятно, смутила неоднозначная героиня.

Сценаристка мелодрам выходного дня для «России 1»: Когда восемь лет назад я только начинала работать сценаристом для второго канала, мне объяснили, что основные сюжеты, которые интересуют канал, — это «Золушка», «Спящая Красавица» и «Красная Шапочка». Последний — самый трудный жанр, потому что в нем должен присутствовать какой-то экшен, какая-то детективная линия. А вообще главные для канала темы — женщина в беде или, как вариант, трудное счастье героини.

Когда я только начинала, мне казалось, что каналу нужны истории о глупой женщине, но это не так. Редакторы ждут от героини умных поступков: она не должна сидеть и молчать в тряпочку, не должна давать себя унижать, при этом оставаясь честной и скромной. «Терпила», в терминологии Божены Рынской, им неинтересна. Если честно, для меня это стало открытием, до того как устроиться на канал, мне казалось, что все их героини субтильные и вялые.

С годами героиня меняется. Если раньше мне намекали, что молодая женщина должна быть обязательно целомудренна, что у нее не может быть любовников, то сейчас все становится более пластично и приближено к жизни.

Одно из правил, которое остается неизменным: в финале все линии обязательно должны найти свое завершение. Если хорошая девушка влюблена в хорошего человека, а он любит главную героиню, то оставлять эту девушку в конце фильма повисшей в пустоте, не наделив ее молодым человеком, как-то нехорошо. Зритель ждет понятных, растолкованных концовок.

Главная же героиня, чем бы она ни занималась в жизни, в финале должна встретить свою любовь. А заниматься она может только понятной зрителю профессией — никаких дизайнеров или художников.

Зрители, которым это неинтересно, давно ушли в интернет, но те, кто остался с телевизором, с удовольствием смотрят мелодрамы «России». Однажды я пришла в салон красоты, где был включен телевизор, и там шел телефильм, сценарий для которого писала я. И я увидела, как под него рыдает одна из его сотрудниц. Для меня это было серьезным потрясением.

Яблоко в роли «бога из машины» в сериале «России 1» «Верю не верю»
А это где? В Караганде

Первый канал: героиня может развестись, иметь свой бизнес

Ольга Ларионова: На Первом зритель посложнее — канал смотрит условный средний класс. Предполагается, что у него есть деньги, процент мужской аудитории у Первого больше, чем у «России», а женщины, которые его смотрят, более экономически активны. Поэтому канал может позволить себе экспериментировать, в том числе и потому, что их богатый рекламодатель может оплачивать эти эксперименты.

На Первом у героини нет строгих ограничений в морально-нравственном плане, она более активна, может позволить себе развестись по собственной инициативе, иметь свой бизнес. Первый ориентирован на «красивую картинку»: даже деревенские истории чаще всего заканчиваются тем, что героиня переезжает в мегаполис. Несмотря на эти отличия, у канала все равно есть запрос на мелодраму, на историю Золушки.

В конце нулевых на канале появились деньги и желание делать что-то новое и амбициозное. В те годы как раз вышел сериал «Школа» Валерии Гай Германики, который я тоже писала в составе группы авторов. Рейтинги у него были не очень высокие — но это был знаковый, имиджевый проект. В 2015 году вышел сериал «Метод» с Константином Хабенским, он тоже был экспериментом, но уже финансово удачным, поэтому его решили продлить на второй сезон, даже несмотря на весьма неоднозначного героя.

Трейлер сериала «Метод» — своего рода русской версии «Декстера»
Константин Хабенский

Автор мелодрам для телеканала «ТВ Центр», сотрудничала с Первым каналом и НТВ: Я слышала такую фразу: «Посмотрите за окно — у нас там все так серо и уныло, на экране мы не можем показывать такую же серую реальность». Первый канал предпочитает не копировать жизнь, а украшать, производить ее сильно улучшенную копию — условный мир, в который люди могут погрузиться, чтобы отвлечься от своих проблем.

Первый канал любит истории, пропагандирующие традиционные семейные ценности. Если они и решаются на какие-то такие сомнительные вещи, то только ради семьи, ради высоких идеалов и ценностей. В одной из заявок, которая была отправлена на канал, героиня решает бросить мужа — не потому, что он ее бьет или изменил ей, а потому, что она устала от этого брака. Реакция канала была такой: «Просто так у нас женщина не рушит семью. Они терпят, любят, все прощают, только крайние обстоятельства могут заставить нашу женщину разрушить институт брака».

НТВ: простой мужик с понятными проблемами

Дмитрий Абезяев: Герой НТВ — простой мужик с понятными проблемами для мужской аудитории 35+. Пару лет назад продюсеры решили отказаться от привычных ментовских саг, переставших давать былой рейтинг. Сегодня героем может быть, например, спасатель или пожарный, иногда бизнесмен среднего достатка — такие люди узнаваемы, им проще сочувствовать. Не помню, чтобы в последнее время на канале выходили по-настоящему громкие проекты, хотя в 2015 году, после смены руководства, было объявлено, что НТВ скоро станет русским HBO.

К сожалению, наши федеральные каналы остаются очень консервативными и не могут понять, что если не делать честные истории о сложных, неоднозначных героях, то никакого HBO не получится.

Ольга Ларионова: НТВ — единственный канал, где героем сериала может быть мужчина. Доля мужской аудитории составляет у них почти половину, и именно на нее канал ориентирован. «Крутой мужик со взрослыми проблемами» — вот их запрос. Желательно также, чтобы в сериале присутствовал остросюжетный элемент. Отдельный типаж героя НТВ — это «сотрудник»: мент, частный детектив или военный в отставке. 

Автор мелодрам для телеканала «ТВ Центр», сотрудничала с Первым каналом и НТВ: На одну из моих сценарных заявок для НТВ мне ответили, что каналу нужны более жесткие, мужские истории. Вообще НТВ больше работает с авторами-мужчинами. Прямо они этого не говорят, но это читается между строк: сюжетные перипетии для героя-мужчины проще придумать человеку с мужским складом ума.

Кстати, на канале часто жалуются, что им страшно надоели истории про полицейских и следователей, но при этом продолжают делать сериалы про полицейских и следователей. Их хорошо смотрят.

Фрагмент выходившего на НТВ сериала «Братаны»
ladymary1979

Другие каналы: эксперименты — на ТВ-3

Дмитрий Абезяев: В конце 2016 года на телеканале ТВ-3 случилась маленькая революция. На канале сменилось руководство — туда пришли продюсеры ТНТ Валерий Федорович и Евгений Никишов. Благодаря им на ТНТ появились серьезные драматические проекты: сериалы «Измены», «Сладкая жизнь», «Закон каменных джунглей». Эти истории были уникальны, они заставляли молодых людей, являющихся главной аудиторией канала, думать и переживать.

Но в какой-то момент руководство холдинга «Газпром-медиа», в который входит ТНТ, решило вернуть канал к оригинальному формату, сделав его исключительно территорией смеха и энтертейнмента. По слухам, драмы были слишком затратными и размывали аудиторию канала. Вместе с Никишовым и Федоровичем на ТВ-3 ушли проекты, которые разрабатывались для ТНТ. Например, «Гоголь» и второй сезон «Чернобыля».

Нарезка фрагментов сериала про криминальных московских подростков «Закон каменных джунглей», выходившего на ТНТ
Женя Бешлев

Сегодня линейка ТВ-3 разделена на два слота: предпрайм — все, что идет до 21 часа, — и прайм-тайм. В предпрайме доминируют камерные мистические истории и детективы, полюбившиеся аудитории еще c прежних лет. Для прайма канал разрабатывает десятки оригинальных форматов с так называемой high production value — это «киносериалы», способные конкурировать с телевизионной продукцией мирового уровня. В этом слоте есть постапокалиптические драмы, скандинавские триллеры, вампирские боевики, даже мелодрамы. Федорович с Никишовым не боятся экспериментировать, на мой взгляд, именно они выводят игру на принципиально новый уровень. Слоган телеканала: «Все, кроме обычного».

Как и ТНТ, СТС — канал, ориентированный исключительно на развлекательный контент. Впрочем, он всегда был и остается более консервативным, чем тот же ТНТ. Здесь рассказывают простые и смешные истории, которые могут быть интересны как взрослым, так и маленьким детям. На канале с успехом проходят красочные комедии вроде «Кухни», «Ивановых-Ивановых», «Психологинь» и другие. Не говоря уже про главного долгожителя эфира — ситком «Воронины», идущий в эфире уже почти десять лет.

Ольга Ларионова: Молодежные истории сценаристы отправляют на ТНТ. Этот канал создал уникальную систему работы: они собирают так называемую райтинг-рум — группу сценаристов, которые вместе пишут сценарии под руководством шоураннера или автора идеи. Насколько я знаю, так писались очень успешные канальные истории: «Девчонки», «Реальные пацаны» и другие.

На ТВ-3 недавно решили вступить в непосредственный диалог с аудиторией и дали возможность зрителю самому выбрать то, что он хочет смотреть. Причем не из готового, а из того, что только собираются снимать. Было снято пять пилотов разных сериалов. По качеству это был очень неплохой продукт (точно не хуже с успехом прошедшей в эфире ТНТ «Сладкой жизни»). Пилоты сериалов вывесили на голосование на платформе сайта «Кинопоиск». Результат эксперимента оказался неожиданным: зрители отнеслись негативно почти ко всем сериалам и одобрили продолжение лишь одного из них. Думаю, что дело, конечно, в платформе — посетители «Кинопоиска» намного требовательнее и придирчивее среднего зрителя, поэтому срез получился не совсем объективный. Но сам эксперимент был очень интересным и важным для индустрии. 

Автор мелодрам для телеканала «ТВ Центр», сотрудничала с Первым каналом и НТВ: Если ты придумал что-то такое, чего еще не было на российском телевидении, то нести это можно только на ТВ-3 — больше некуда. Все остальные каналы хотят что-то, что у них уже было, но чуть-чуть по-другому. Они знают, что любит их аудитория, и не очень хотят рисковать, они боятся, что не попадут в зрителя. В этом плане и Первый канал, и ТНТ похожи.

Что касается «ТВ Центра», то канал заказывает двух-четырехсерийные фильмы, преимущественно женские истории — детектив или мелодраму. Крупные суммы на эти телефильмы канал тратить не готов, поэтому сценарий часто режется не из-за цензуры, а потому что на какие-то сцены просто нет денег. «Пускай поговорят в кадре, да и разойдемся» — примерно так звучит их запрос.

Легендарный фрагмент телесериала «Детективы», который последние годы выходит на Пятом канале
concordiadiscorschannel

Что запрещают сценаристам: алкоголь, мат, политика, геи

Дмитрий Абезяев: Сегодня нельзя рассказывать истории про гомосексуалов, практически нельзя курить и ругаться в кадре, часто нельзя открыто критиковать власть. Но все-таки той цензуры, какую мы наблюдаем в государственных СМИ, в сериалах пока нет. Не исключаю, что присутствует цензура внутренняя: продюсеры каналов изначально отбирают сериалы, которые будут резонировать с ожиданиями аудитории. А ожидания аудитории формулирует новостная сетка и новостная политика.

Ольга Ларионова: По моим ощущениям, политика в наших сериалах — это закрытая тема. Если по сюжету случается какое-то политическое «осложнение», оно может быть только на уровне мелкого чиновника: мэр — это максимум.

Еще одна закрытая тема — гомосексуальность. Что-то о геях может проскочить в виде шуточки, но главные герои не могут быть представителями нетрадиционной ориентации.

Главный герой или героиня не может курить в кадре и вообще иметь вредные привычки. Сегодня я часто вспоминаю мою любимую героиню Настю Каменскую, которая постоянно курила в кадре, — и очень по этому скучаю.

Еще одно табу — героиня-журналистка. Лично мне кажется, что такие персонажи — это хороший баланс между активной и женственной героиней. Но всякий раз, когда я предлагаю такую историю, получаю отказ без объяснения причин.

Силовики появляются в сериалах только в роли спасителей, если же силовик — герой отрицательный, то нужно подчеркнуть, что он отщепенец, нетипичный представитель профессии.

Все эти правила, конечно, негласные и во многом продиктованы самоцензурой и сценаристов, и продюсеров. В Кремле никто сериалы не отсматривает, но все стараются подстраховаться. 

Сценаристка мелодрам выходного дня для телеканала «Россия 1»: Герои вообще не могут использовать в своей речи бранные слова, но и даже слово «блин» им произносить запрещено. На «России 1» кто-то, видимо, очень резко реагирует на это слово, возможно, потому, что за ним слишком хорошо читается подтекст, что именно хотел сказать человек.

Обычно редактор оставляет в сценарии такие комментарии: «Почему она это делает? Она дура, что ли?» или «Вряд ли герой с высшим образованием будет такие вещи говорить». А если начинаешь спорить, то можешь получить такой ответ: «Раз меня это смутило, то и зрителя это может смутить».

Вообще, работа над сценарием для телеканала «Россия 1» идет самым тщательным образом — каждая буква под прицелом. Поэтому когда ты видишь, что в итоге по твоему сценарию было снято, то приходишь в какой-то ужас. Так и хочется спросить: «А для чего мы так трудились?» На съемочной площадке вырезаются знаковые места, над которыми ты месяц бодался с редактором, переписываются ключевые фразы, в итоге герой, который замысливался как тонкий человек, превращается в дурака. На этой стадии технологическая цепочка, видимо, еще не отлажена. 

Мемоемкий диалог из российского сериала «Яблоневый сад», выходившего на телеканале «Мир»
Ил Дар

Сценаристка мелодрам для телеканала «ТВ Центр», сотрудничала с Первым каналом и НТВ: Критика в адрес московской власти на «ТВ Центре» совершенно неуместна. Причем в любом виде — даже в виде шутки. Один из моих героев пытался пошутить про тротуарную плитку, но шутку решили на всякий случай убрать. Редакторы очень таких вещей остерегаются.

Считается, что наша страна не любит сильных независимых женщин, которых принято называть феминистками. Вот если редактору хочется опустить сценарий, то он обзывает героиню «феминисткой» и просит принести что-то еще.

Исторические периоды, которые еще до конца не осмыслены и не поняты, в российских сериалах мы тоже пока не увидим. Неспроста у нас пока не было ни одного проекта о Горбачеве и вообще об этом периоде — не совсем понимают, как к этому времени подойти, как его оценить и какими красками его раскрасить.

Дмитрий Абезяев: Два года назад я писал сценарий детективного сериала с элементом мистики, который в итоге так и не вышел. Изначально мы делали его для канала «Че» — там была свобода, но не было денег. Затем продюсеры отнесли проект на СТС. Там он долго лежал, мы неоднократно дорабатывали сценарий под их формат, но не сложилось. В итоге сценарий переехал на Первый канал. Прочитав сценарий, редакторы захотели убрать из него драматичный бэкграунд главного героя: у него сгорели родители, он пережил шок и несколько лет прожил в полном затворничестве. Нам сказали: «Сделайте нам историю про понятного мужика со сверхъестественной способностью и про обычную женщину — и чтобы они любили друг друга». На возражение о том, что, лишая главного героя сильного бэкграунда, мы обедняем историю, продюсерам ответили: «Да не нужен нам этот бэкграунд — нам нужно уютное семейное кино».

В такие моменты ты как автор чувствуешь себя раздавленным. Ты смотришь хорошие сериалы, вдохновляешься, хочешь делать такие же — небанальные, со сложными, интересными героями, а тебе говорят: «Убирайте, наша аудитория этого не поймет».

Сколько за это платят

Дмитрий Абезяев: Бюджет сериала канал рассчитывает исходя из стоимости одной серии, а уже продакшен-компания, которая снимает сериал, решает, какой гонорар заплатить сценаристу.

Есть продюсеры, которые рассуждают так: чем больше ты вкладываешь в сценарий, тем качественнее получится проект. А есть те, кто вообще не любит платить сценаристам — только насилуют их бесконечными переработками и в итоге не доплачивают за них. Многим приходится соглашаться работать и на таких условиях: работу найти сложно. Я тоже так работал, когда начинал.

Сумма гонорара зависит от формата сериала: у проектов, которые идут в дневном эфире, бюджеты небольшие, и продюсер всячески пытается сэкономить на сценарии. За серию сериала, идущего в прайм-тайме, сценаристы получают (в зависимости от статуса и фильмографии) от 150 тысяч до миллиона рублей. Но средняя ставка по Москве колеблется в районе 300 тысяч рублей.

Кажется, что это неплохо. Но здесь нужно понимать, что эти деньги сценарист получает не сразу. Сначала ему выплачивают аванс, потом начинается работа над поэпизодным планом, потом пишутся диалоги — все эти этапы оплачиваются отдельно, в итоге платежи могут растянуться на недели и даже месяцы. Поэтому простой совет для новичков: если ты только начинаешь работать сценаристом, не бросай основную работу до тех пор, пока не поймешь, что это ремесло способно обеспечить тебя и твою семью на несколько месяцев вперед.

Сценаристка, автор мелодрам выходного дня для телеканала «Россия 1»: Мелодрамы выходного дня телеканала «Россия 1» фактически состоят из четырех серий по 40–50 минут. За одну серию канал платит около 150 тысяч рублей — недавно мой гонорар немного повысился.

На Украине за такой же сценарий платят меньше — около 120 тысяч рублей, но и требования там гораздо ниже.

Трейлер сериала «Алтарь Тристана», в работе над которым участвовала Ольга Ларионова. Его показывали на канале ТВЦ
MARS MEDIA

Ольга Ларионова: После 2014 года у российских сценаристов появились серьезные конкуренты. Сама я так об этом узнала: год назад завершила все свои долгоиграющие проекты и была готова приступить к чему-то новому, но столкнулась с тем, что мои заявки никуда не брали. Коллеги, которые оказались в такой же ситуации, рассказали мне, что это «украинские гастарбайтеры» отнимают у нас работу. Украинские авторы и раньше успешно работали для наших продакшенов, но после обвала гривны их работа стала еще и дешевле стоить.

Средний гонорар российского сценариста в два раза превышает гонорар автора из Украины. Если последний будет рад и 100 тысячам рублей за серию, то наши привыкли, что им платят не меньше 200. Эти расценки касаются так называемого длинного мыла вроде многосерийных мелодрам или детективных процедуралов. В эксклюзивных восьмисерийках расценки уже другие — там о цене договариваются с каждым автором отдельно, но и авторы обычно пишут их опытные и успешные.