ПАРИЖ, 13 марта. /ТАСС/. Глава британского правительства Тереза Мэй "зашла слишком далеко", выдвинув обвинения против России до завершения расследования и получения его данных. Такое мнение высказал в телевизионном интервью во вторник вечером бывший премьер-министр Франции Жан-Пьер Раффарен, комментируя реакцию Мэй на инцидент с экс-офицером ГРУ Сергеем Скрипалем и его дочерью.

"Я считаю, что Тереза Мэй зашла слишком далеко в своей реакции, с которой она выступила, не дождавшись точных элементов, позволяющих выдвигать обвинения", - сказал французский политик телеканалу LCI . "Следует воздерживаться от эскалации слов, провокаций и, следовательно, насилия", - подчеркнул он

По мнению Раффарена, "неточные обвинения рассматриваются российским обществом как фактор насилия и агрессии западного мира против России". Он призвал "внимательно подходить к общественному мнению в России".

Мэй, указал он, обращается к своему общественному мнению, чтобы "объявить о своей реакции", а Россия апеллирует к собственному обществу. "Налицо эскалация, и это опасно", - предостерег он.

66-летний бывший полковник ГРУ Сергей Скрипаль и его 33-летняя дочь Юлия 4 марта подверглись воздействию нервно-паралитического вещества. Их обнаружили без сознания на скамейке у торгового центра The Maltings в Солсбери, в настоящее время они остаются в больнице в критическом состоянии. Согласно утверждениям британского премьер-министра Терезы Мэй, Россия с большой долей вероятности причастна к этому, а само отравление якобы произошло при помощи созданного в Советском Союзе боевого отравляющего вещества семейства "Новичок".

Во вторник глава российского МИД Сергей Лавров заявил, что Россия не имеет никакого отношения к отравлению Скрипаля и его дочери. Он также отметил, что Россия не получала от Великобритании запрос о веществе, якобы использованном в инциденте в Солсбери. Лавров обратил внимание на то, что, согласно положениям Конвенции по запрещению химоружия, Великобритания была обязана немедленно обратиться к стране, подозреваемой в применении вещества, предоставив ей доступ к тому веществу, о котором идет речь. Для ответа же на подобный вопрос, уточнил министр, конвенция дает 10 дней.