В популярном некогда романе советского писателя Анатолия Иванова «Вечный зов», точнее – в позднейших его изданиях, начиная с 1981 года, – есть такой странный эпизод. Отрицательный персонаж Полипов во время войны где-то под Орлом попадает в плен к немцам.

Его приводят на допрос к штандартенфюреру СС, и Полипов узнает в этом фашисте следователя царской жандармерии Лахновского (в экранизации «Вечного зова» эту роль прекрасно сыграл Олег Басилашвили), который когда-то, еще до революции, допрашивал его, молодого лавочника, сочувствовавшего большевикам, и не просто допрашивал, а завербовал и сделал своим платным агентом. После революции Полипов сделал неплохую карьеру в большевистской партии, а Лахновский куда-то пропал. И вот они снова встретились – Полипов теперь не лавочник, а советский офицер-политработник, а Лахновский – тоже офицер, только не советский, а немецко-фашистский.

«И лишь немногие, очень немногие будут догадываться, что происходит. Но таких людей мы будем ставить в беспомощное положение»

Надеюсь, вы простите мне столь обширное цитирование, тем более что вы, очевидно, узнали те слова, которые произносил Лахновский. Да, именно – эти слова широко известны в нашей стране как «Американская доктрина борьбы против СССР» – директива главы ЦРУ Аллена Даллеса, выпущенная в 1945 году.

Это очень популярная цитата. За последние пятнадцать-двадцать лет, кажется, не было публициста, который бы на нее не сослался как на документ, убедительно доказывающий, что все случившееся в нашей стране в последние десятилетия – результат целенаправленной деятельности западных спецслужб по уничтожению Советского Союза.

Тогда при чем здесь «Вечный зов»? – спросит меня внимательный читатель. А при том, что именно в «Вечном зове», в позднейших его изданиях (в опубликованных до 1981 года редакциях романа встреча Лахновского и Полипова выглядела совсем по-другому) эта цитата, вложенная в уста эсэсовского штандартенфюрера, впервые была опубликована на русском языке, и именно оттуда, из «Вечного зова», слова, приписываемые Даллесу, кочуют по публицистическим статьям и книгам, по телепередачам и речам политиков. Других источников у этой цитаты нет – нет ни на одном языке народов мира, в том числе и на языке «оригинала», на английском.

В экранизации «Вечного зова» роль Лахновского прекрасно сыграл Олег Басилашвили
В экранизации «Вечного зова» роль Лахновского прекрасно сыграл Олег Басилашвили

Выяснить, кто придумал эту «доктрину», за давностью лет, наверное, невозможно. Очевидно, что не сам Анатолий Иванов – слишком неестественно смотрится она даже в его не самом совершенном с точки зрения языка романе. Нынешняя версия «доктрины», избавленная от романных ремарок типа « горло у Лахновского перехватило, он, задыхаясь, начал чернеть и беспомощно, в каком-то последнем отчаянии, стал царапать правой рукой морщинистую шею, не выпуская, однако, трости из левой», была явно сведена и отредактирована отдельно от романа. Кто был этим неизвестным редактором – загадка, которую, может быть, еще предстоит разгадать историкам. Зато несложно предположить, почему и как цитаты из «доктрины» попали в роман «Вечный зов».

Конец семидесятых. Центральный комитет КПСС, идеологический отдел, управляемый «человеком в футляре» Сусловым, – кажется, только Суслов еще верит в скорое построение коммунизма во всем мире, его подчиненные же – люди гораздо более молодые и гораздо более адекватные, отдают себе отчет в том, что что-то не так. Кто поциничнее – тот, ожидая неминуемого краха системы, вкладывает сбережения в «вечные ценности» (золото, антиквариат) и старается дружить с воротилами теневого капитализма вроде знаменитого директора «Елисеевского» Соколова. Кто попроще и понаивнее – тот в меру своих скромных знаний, полученных в Высшей партийной школе при ЦК КПСС, пытается объяснить – прежде всего самому себе – причины сползания страны в кризис. Пытается объяснить – и не может. Злится. Пытается еще раз. И тут как раз в руки этому недотепистому чиновнику попадает машинописная страничка неизвестного происхождения (в конце концов, самиздат был достоянием не только диссидентских тусовок) – та самая «Доктрина Даллеса». Чиновник прочитывает этот текст – и пазл в его чиновничьей голове моментально складывается в четкую картину: ну конечно же! Это ЦРУ! Это заговор!

Анатолий Иванов
Анатолий Иванов

История, в общем, достаточно интересная, единственное, на что стоит обратить внимание, – она не имеет никакого отношения ни к Аллену Даллесу, ни к ЦРУ, ни к Америке вообще.

Но все же «Доктрина Даллеса» – действительно потрясающий документ эпохи. Важное и уникальное свидетельство того коллапса, который произошел с позднесоветской элитой. Оказавшись неспособной отвечать на вызовы своего времени, та элита в силу своего лузерского характера напряженно искала либо пути к отступлению, либо темную силу, на которую можно было бы списать собственные неудачи. Так или примерно так иные наши современники-лузеры норовят списать свои личные поражения на «происки Кремля», на «заговор олигархов», на «понаехали тут» – на что угодно, только не на самих себя. О таких людях восемьдесят лет назад справедливо забытый поэт Демьян Бедный написал вот такую басню:

Мартышка в старости слаба мозгами стала,

И, как-то в зеркале увидя образ свой,

Сказала: «Ах ты боже мой!

Ах, страсти-ужасти какие –

Что сделали большевики с Россией!»

Мартышке этой не дано понять,

Что в зеркале России не видать.

В нем – только то, что на Россию не похоже:

Мартышки пакостная рожа.

Добавить, кажется, нечего. Теория заговоров – это всегда смешно и жалко. Конечно, вряд ли эта колонка разубедит хотя бы одного сторонника конспирологических версий, но все же хочу попросить всех борцов с заговорами: друзья, пожалуйста, не цитируйте в своих писаниях «Доктрину Даллеса». Это неинтересно и очень пошло.