Для транзита власти и реформ Путину бы стоило опереться на ту часть общества, что жаждет перемен. Но пока он демонстрирует, что делает ставку на консерваторовKremlin.ru

6 декабря Владимир Путин заявил, что идет на президентские выборы в четвертый - и, как ожидается, последний раз. Тема президентской кампании на этом в общем и целом закрыта. Остается только пытаться предугадать, в каком именно «мире Путина» мы окажемся после марта 2018 года.

Мы помним разного Путина. Путин первого срока - молодой энергичный офицер, живший на Западе (пусть социалистическом), декларирующий демократические ценности. Отличный лидер для юной страны (да, мне самой в 14 лет очень нравился Путин), которой наконец-то повезло с ценами на нефть и которая семимильными шагами начала восстанавливаться после драматичных для многих граждан 90-х годов. Рыцарь КГБ, воюющий с терроризмом и олигархами.

Путин второго срока - это Путин окрепший, Путин начала эпохи всевластия «Единой России», уничтожения региональной фронды, Путин сильной руки. Это Путин, предложивший среднему классу негласный общественный договор: вы богатеете в обмен на неучастие в общественной и политической жизни. Русский гламур широкой поступью шагает по миру, в аэропортах - сонмы бизнес-джетов, льется рекой шампанское в дорогих клубах.

Премьер-министр Путин эпохи тандема - это Путин, ласково и снисходительно наблюдающий за «медведевской оттепелью» с репликами о «свободе, которая лучше несвободы», курсом на модернизацию, развитием социальных сетей и Интернета и с характерной улыбкой принимающий правила им же установленной игры: он сейчас как бы не главный.

Путин третьего срока садился вновь в президентское кресло под крики «Долой жуликов и воров» и многотысячные митинги против фальсификации выборов. На эти митинги пришло немало героев тех самых гламурных нулевых, решивших, что контракт о неучастии среднего класса в общественной жизни должен быть пересмотрен. И он его пересмотрел, продемонстрировав, что все прошлые годы с этими людьми, вышедшими на Болотную, вообще разговаривали только из вежливости. Потому что настоящая Россия - это простые работяги, селяне и консерваторы, желающие не движения вперед, а возврата к ценностям примерно века девятнадцатого (в лучшем случае). Те «декабристы» оказались кто в тюрьме, кто в эмиграции. Многие ушли в частную жизнь, но и в ней в России третьего срока Путина приходилось выверять каждое слово в каждом посте в соцсетях - а то оскорбишь ненароком особенно милосердных и человеколюбивых верующих и уедешь на несколько лет в Сибирь. Путин Грозный вернул Крым в состав России и посвятил всего себя борьбе против однополярного мира, а на федеральных телеканалах надолго воцарилась сплошная Украина.

Мне кажется, рассматривать все события, которым был дан старт вчера, стоит не как возможный финал эпохи Путина, но как начало эпохи «после Путина», старт эпохи транзита.

Путин четвертого срока - это Путин после Путина. Очевидный победитель выборов, которые никак не получается сделать хоть немного интересными. Президент, все еще любимый многими, но - уходящий.

И, пожалуй, Путин четвертого срока находится в не менее драматичной ситуации, чем Путин срока первого или третьего.

Одной из тем президентской кампании предполагается сделать молодежную политику и построение России будущего. Также предполагается проведение реформ, которые как раз обеспечат институциональный транзит в постпутинскую Россию, разрушения которой Путин больше всего боится.

Проблема в том, что осуществлять этот институциональный транзит и построение России будущего Путину не с кем.

Казалось бы, Путин должен опереться в этом плане на молодежь. Но какой диалог с молодежью ведет государство? Яркий пример на прошлой неделе продемонстрировал государственный телеканал «Россия-24», сделавший репортаж о молодежных субкультурах в совершенно диком для 2017 года советском стиле, с несмешными шутками, но главное - с публикацией фото конкретных девушек. Их ведущие со смаком обвиняют в сексуальной распущенности (в репортаже использовалось слово «шлюха») за принадлежность к некоей субкультуре. Подростки, против которых не без помощи «России-24» началась настоящая травля, запустили хэштэг #Россия24ПробилаДно, однако телеканал отказался извиниться и обвинил подростков в желании попиариться. Детей нулевых нафталиновая советская риторика и бесконечное «деды воевали» уже ни в чем не убедят и никакие струны в их душах не заденут. А если и заденут, то не так, как хотелось бы Кремлю.

Опереться на сторонников реформ тоже будет непросто: ту часть общества, которая желает перемен, третий срок Путина практически раздавил. А сервильные «лояльные общественники», «восторженный народ» и прочие способны проговорить только противоположное: пока царь есть, ничего менять не нужно.

Нет ответа и на новый страшный вызов, связанный с передачей власти. Общество, еще в нулевые пошедшее на договор «мы богатеем, а вам не мешаем», оказалось совершенно не готово к тому, что статус элиты вместе со всеми богатствами и должностями будет передан по наследству детям нынешних соратников Путина. При этом всякое понимание масштаба проблемы и уровня ее раздражительности для населения у элиты отсутствует.

Общественные институты настолько персонально завязаны под исполнение личных пожеланий Путина, что рискуют его не пережить - от готовой на все по первому свистку Госдумы со своими неотличимыми друг от друга партиями - до различных Общественных палат и Совета при президенте по правам человека, которые в ручном режиме пытаются кому-то помогать и спасать людей, передавая информацию первому лицу. И это лицо вершит судьбы, произнося (или не произнося) волшебные слова «взять на личный контроль».

Решать все эти (это не считая экономики, социальной сферы, внешней политики и так далее) задачи Путину предстоит одновременно с кулуарными поисками преемника, ставками на разные элитные группы и в условиях дефицита времени. При этом самые патриотично настроенные граждане будут на всякий случай выводить как можно больше активов за рубеж - мало ли какой окажется эта самая Россия, устремленная в будущее.

Вчера Путин дал старт к подготовке эпохи после Путина. Ничто пока не предвещает, что переход легким и что все смогут выжить среди этой смертной любви.

Публикации рубрики «Мнение» выражают личную точку зрения их авторов.