Глава минюста и одновременно генеральный прокурор США Джефф Сешнс пока не дал ответа на вопрос, будет ли он создавать комиссию для расследования возможных неправомерных действий бывшей кандидата в президенты и госсекретаря США Хиллари Клинтон. Во время слушаний в парламенте генпрокурор мастерски уходил от вопросов, касающихся «русского следа», но был готов обсуждать проблемы вытрезвителей и продажи марихуаны.

Генеральный прокурор США, согласно закону одновременно возглавляющий Министерство юстиции, Джефф Сешнс не дал допрашивавшим его конгрессменам однозначного ответа на вопрос, будет ли он назначать комиссию по расследованию возможных злоупотреблений со стороны бывшей руководительницы Государственного департамента Хиллари Клинтон. Ключевой чиновник кабинета Дональда Трампа отметил, что пока для этого «недостаточно оснований».

При этом ранее представители минюста сообщили представителям нижней палаты американского парламента, что в данный момент изучают вопросы, связанные с неоднозначными пожертвованиями в благотворительный Фонд Клинтона - организацию, которую возглавляет экс-президент США Билл Клинтон, супруг Хиллари.

Речь может идти о возможных злоупотреблениях, имевших место в бытность Хиллари Клинтон главой Госдепа США. Одно из дел касается так называемой урановой сделки - продажи крупной канадской энергетической компании российской госкорпорации «Росатом», одобренной Клинтон. После сделки Фонд Клинтон получил значительное финансирование. По подсчетам The New York Times, речь могла идти о суммах до $10 млн. Компания «Uranium One», вошедшая в состав «Росатома», контролировала до 20% американского производства урана, отмечало издание.

Дававший показания перед правовым комитетом Конгресса Сешнс также не стал отвечать на вопрос, имеет ли подотчетное Мминюсту ФБ...какое-то отношение к досье на Трампа, оплаченного командой Клинтон через стороннюю юридическую фирму. Досье было подготовлено бывшим британским разведчиком Кристофером Стилом. Сам Стил, как отмечала пресса, много лет сотрудничал с ФБР. «Я не могу вам ответить на этот вопрос», - ответил Генпрокурор на прямой вопрос по этой теме.

Примерно так же генпрокурор отвечал и на все другие вопросы, которые были заданы ему о возможных связей компании Трампа с российскими заинтересованными лицами. Вопросы касались периода, когда Сешнс был одной из ключевых фигур в предвыборном штабе Трампа.

Генпрокурор лишь подтвердил в очередной раз, что встречался на приеме с российским послом Сергеем Кисляком, но кроме него виделся еще с «25 послами».

Сешнс сообщил, что когда во время заседания команды будущего президента Трампа один из ее членов Джордж Пападопулос сказал, что может организовать встречу с президентом РФ Владимиром Путиным, он оборвал его на полуслове. «Никто не уполномочивал его представлять избирательный штаб перед российскими властями», - сказал Сешнс о Пападопулосе.

Сам Пападопулос в показаниях ФБ...признавал, что дал ложные показания о взаимодействии с российской стороной.

Как писало издание The Washington Post, Сешнс как минимум дважды лично встречался с послом Кисляком. Встречи проходили в то время, когда Сешнс все еще был сенатором от штата Алабама, а не федеральным должностным лицом.

Ранее глава минюста США заявлял, что «у него не было контактов с русскими». Это он говорил в январе, когда под присягой отвечал на вопросы американского сената перед назначением на пост. От тех слушаний зависело, утвердят ли его кандидатуру на пост генпрокурора.

Позднее Сешнс объяснил, что встреча с послом была, однако это был просто обмен мнениями. «Мы немного говорили о проблеме терроризма, насколько я помню, и внезапно возникла тема Украины - посол этой страны накануне был у меня в офисе», - рассказал генпрокурор американским законодателям. Тогда же, в ходе парламентского собеседования, Сешнс пообещал, что не будет расследовать дела, связанные с предвыборным периодом в США 2016 года.

Обо всем, кроме дела

Все попытки конгрессменов узнать у Сешнса что-то новое о бывшем советнике Трампа по национальной безопасности генерале Майкле Флинне не увенчались успехом. Когда одна из членов комитета Конгресса по законодательству спросила у Сешнса, знал ли он, что Флинн работал на турецкое правительство параллельно с сотрудничеством с Трампом, Сешнс нехотя ответствовал, что «читал об этом в газетах».

Мастерски уходя от задаваемых вопросов, на которые его просили ответить односложно «нет» или «да», Сешнс еще раз подтвердил, что самоустранился от расследования, которое ведет специальный прокурор Роберт Мюллер в отношении возможных связей кампании Трампа и России.

Генпрокурор мотивировал это конфликтом интересов, так как сам работал в кампании будущего главы государства.

Опытный политический тяжеловес Сешнс сохранял невозмутимость, шутил и отвечал на вопросы, растягивая слова как истинный южанин из Алабамы.

Впрочем, во время слушаний Сешнсу пришлось все-таки пойти против «шефа», когда один из конгрессменов продемонстрировал ему твиты Трампа с призывами к ФБ...«заняться жуликоватой Хиллари». На вопрос, может ли президент влиять на работу правосудия, генпрокурор ответил отрицательно. Он заявил, что минюст «не может быть использован для нападок на политических оппонентов».

Кроме жестких вопросов, Сешнсу досталась и похвала от конгрессменов за то, что после его вступления в должность количество тяжких преступлений заметно сократилось.

Затем благодушные похвалы оборвало эмоциональное выступление конгрессвумен Шейлы Джексон Ли, которая потрясла перед лицом Сешнса фотографиями девушек. Она сказала, что эти девушки пострадали от домогательств со стороны республиканца и бывшего главы верховного суда штата Сешнса Алабамы Роя Мура, который сейчас баллотируется на выборах в Конгресс. После эмоциональных слов Джексон Ли о несчастных девушках Сешнс осторожно сказал, что «может им поверить».

В ответ Джексон Ли обратилась к генпрокурору с требованием, чтобы Мур, если изберется в Конгресс, был подвергнут проверке минюста.

Со значительно большим удовольствием Сешнс отвечал на вопросы о марихуане и смертной казни. Несмотря на то, что наркотик легализован в нескольких штатах, пока он вне закона на федеральном уровне, напомнил генпрокурор-консерватор. «Смертная казнь «конституционна», она часть нашей правоохранительной системы», - говорил чиновник, когда ему задали вопрос на эту тему.

На сетования одного из конгрессменов о положении дел в вытрезвителях его штата, где надо навести порядок, Сешенс сказал, что в ситуации с «домами трезвости» надо разбираться, так как «много средств тратится зря».