Виталий Манский

режиссер-документалист

Я думаю, один из очевидных трендов современного документального кино — поиск названия. Мне кажется, все односложные названия уже были не раз использованы, и режиссерам их очевидно не хватает. Поэтому бедные режиссеры половину своего творческого рвения посвящают поиску как можно более оригинальных названий для своих иногда очень простых фильмов. Я позволю это сказать и по отношению к фильму, который мне очень нравится, к автору, которого я очень люблю, — но надеюсь, он считает иронию в моих словах.

Фильм, который я сейчас представляю, называется «Песни для кита». Если мне кто-нибудь, посмотрев картину, объяснит, почему речь идет о песнях для кита, я буду ему очень признателен. Хотя кино на самом деле рассказывает о жизни обычного русского бомжа. Даже уточню, не бомжа, а женщины-бомжихи, которая внешне очень напоминает актрису-травести из какого-нибудь театра юного зрителя города Семипалатинска, попавшую в большую художественную постановку; там ей отведена незаметная роль «чай подано», а она, туда вторгаясь, пытается изменить драматургию — и из «чай подано» превратить свой персонаж в главное действующее лицо. Куда бы она ни попадала в этом фильме, все пространства с ее появлением видоизменяются, и она становится главным действующим лицом.

Песни для Кита | Артдокфест-2017 | Конкурс | Трейлер
Artdocfest

Автор преднамеренно не уточняет и не обозначает город, в котором происходит эта история, потому что она может происходить где угодно. И это важный знак. Если внимательно присмотреться, то город, конечно, можно узнать, но понятие места действия здесь специально стерто.

Автор фильма «Песни для кита» — Руслан Федотов, один из соавторов фильма «Саламанка». И это очень интересно. Он познакомился на «Артдокфесте» с Мариной Разбежкиной и под ее влиянием снял совершенно другой фильм. После филигранности, изысканной художественности и принципиальной дистанцированности от объектов повествования и пространств повествования [которые были в «Саламанке»], здесь мы видим практически вживленную внутрь, в человеческую плоть картину о женщине совершенно неопределенного возраста.

Судя по одним признакам, ей уже немало лет, по другим — она сущий ребенок. В этом бесчеловечном по отношению к ней мире она живет в каком-то совершенно фантастическом оптимизме. Ее образ жизни для нее самой является естественным, ее энергия по преодолению проблем никогда не бывает конфликтной.

Скажем прямо, российское документальное кино знавало фильмы о бомжах. Но, пожалуй, я впервые увидел в фильме бомжа, который не то чтобы счастливый человек, но он никак не реагирует на несправедливость этой жизни — он просто действует. Одиночество героини мы видим единственный раз — в очень проникновенной финальной сцене.

Фильм снят невероятно близко. Может быть, это самое близкое приближение к человеку в конкурсной программе «Артдокфеста-2017». И еще это один из двух фильмов из России, которые в этом году попали в конкурс главного мирового фестиваля документального кино в Амстердаме. И конечно, мы гордимся, что российская премьера фильма состоится именно на «Артдокфесте».