Украинская армия остро нуждается в современных видах вооружения. По данным Ассоциации производителей военной техники Украины, за минувшие три года ВСУ получили 787 образцов нового отечественного оружия, хотя только в Иловайском котле было потеряно около 1 тыс. единиц. Украинские промышленники упрекают власти в отсутствии реального интереса к серийному производству передовой техники. При этом официальный Киев регулярно заявляет о росте военного бюджета и достижениях в сфере модернизации оборонной отрасли. О реалиях украинской оборонки — в материале RT.

Вооружённые силы Украины испытывают серьёзную нехватку современной техники. Об этом заявил директор по развитию Ассоциации производителей вооружения и военной техники Украины Денис Калачёв. По его словам, текущие объёмы закупок Минобороны не позволяют даже восстановить потери ВСУ под Иловайском.

По оценке ассоциации, с 2014 года украинская армия получила 42 модернизированных самолёта, 95 современных бронетранспортёров (БТР), 607 новых и модернизированных артиллерийских систем.

Калачёв крайне недоволен пассивностью государства в вопросе принятия на вооружение новейших образцов военной техники. Представитель украинских промышленников считает, что серийное производство новейшего вооружения осуществляется «крайне медленно и в ограниченном количестве».

«По состоянию на конец 2016 года было проведено 140 государственных и определяющих испытаний <...>. Из них за счёт бюджета - 16. Из них на вооружение принято лишь 12 единиц, из которых только три - за средства бюджета. Допущено к эксплуатации 28, из которых за бюджетные средства - семь», - посетовал Калачёв.

На сегодняшний день Украина не восстановила военный потенциал, которым обладала до 2014 года. Об этом красноречиво свидетельствует статистика расположенного в Великобритании Международного института стратегических исследований (IISS).

Таким образом, за минувшие три года Украина по разным причинам лишилась около 50% сухопутных вооружений. Очевидно, что в обозримой перспективе ликвидировать такой огромный разрыв не получится.

Ситуация осложняется для Киева деградацией производственных мощностей. В частности, украинская оборонная промышленность оказалась не способна реализовывать крупные контракты по выпуску новых образцов бронетехники для Ирака и Таиланда.

Однако украинские политики регулярно говорят о стремительном укреплении мощи ВСУ. 13 сентября президент Пётр Порошенко заявил, что украинские войска способны «сдерживать российского агрессора». Ранее он назвал украинскую армию одной из самых эффективных на континенте.

Порошенко считает, что украинские военнослужащие хорошо обучены, экипированы и вооружены. Аналогичной точки зрения придерживается секретарь Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) Александр Турчинов, который курирует оборонный сектор страны и сферу закупок оружия.

Украинские военные аналитики полагают, что боеспособность ВСУ выросла, однако ситуация с вооружением и снабжением войск остаётся тяжёлой. Минобороны порой не может удовлетворить элементарные нужды украинской армии, в том числе подразделений у линии соприкосновения.

Так, в конце августа сотрудник предприятия «Украинская броня» (Киев) Андрей Стрелец посетовал на отсутствие у бойцов АТО удобных современных бронежилетов. Военнослужащие вынуждены укреплять броню дополнительными пластинами или приобретать новые бронежилеты.

По его словам, сложившаяся ситуация с бронежилетами - результат неграмотной закупочной политики Минобороны.

«На тендерах закупщики ориентируются на минимальную цену в ущерб качеству», - отметил Стрелец.

На протяжении последних лет руководство Украины наращивает военный бюджет.

В 2014 году на содержание ВСУ было потрачено 27 млрд гривен, в 2015-м - 50 млрд гривен, в 2016-м - 58 млрд гривен (127,1 млрд рублей), в 2017-м - 64,7 млрд гривен (141,8 млрд рублей). В 2018 году на финансирование армии Украины будет потрачено до 74 млрд гривен (162,2 млрд рублей).

При этом в долларовом выражении размер ассигнований на оборону практически не изменился. В ближайшие годы Киев намерен выделять на военные нужды около 5% ВВП - рекордный показатель для европейского государства.

В воскресенье, 17 сентября, президент Украины Пётр Порошенко подписал указ о военных расходах на 2018 год. Согласно документу на финансирование потребностей сектора безопасности и обороны Украины (в том числе ВСУ, Нацгвардии и ряда других силовых структур) должно быть выделено не менее 165,37 млрд гривен (около 362 млрд рублей).

Тем не менее некоторые политики и промышленники сетуют на недостаточное финансирование.

Член комитета по вопросам безопасности и обороны Верховной рады Дмитрий Тымчук указывает на проблему дефицита современного оружия даже в зоне АТО. Причиной, по его мнению, является невыполнение государственного оборонного заказа (ГОЗ) из-за чудовищной бюрократии.

Депутат заявил, что сотни предприятий ОПК загружены работой «едва ли не на треть», из-за этого около 80 тыс. сотрудников «пребывают под угрозой отсутствия денег на зарплату». Как полагает Тымчук, бесхозяйственность командования ВСУ не позволяет принять на вооружение БТР-3, которые хорошо зарекомендовали себя в боях.

В Минобороны Украины отвергают претензии в свой адрес и рапортуют об успехах. 11 августа представитель украинского военного ведомства Максим Праута сообщил, что в 2017 году ВСУ получит 300 новых и модернизированных образцов вооружений, а в начале года личному составу выдали 17 тыс. бронежилетов и 16 тыс. кевларовых касок.

Как утверждает министр обороны Степан Полторак, выделяемых денег достаточно, чтобы «сделать важный шаг вперёд и достичь максимальных результатов в реформировании ВС, перевооружении, оснащении, подготовке».

В центре внимания украинского общества и государства не первый год находятся проблемы процедуры закупок Минобороны и системы материально-технического обеспечения войск. Отсутствие прогресса в решении столь важных вопросов порождает предположения, что на контрактах с оборонными предприятиями наживаются нечестные политики, офицеры и бизнесмены.

В 2016-2017 годах украинские правоохранительные органы возбудили десятки дел против чиновников и промышленников, организовавших незаконные схемы сбыта военной продукции. Но пока аресты не произвели серьёзного эффекта.

В августе издание «Зеркало недели» опубликовало материал, в котором раскрывается распространённая схема «заработка» на контрактах ГОЗ с помощью фиктивных подрядчиков, в результате реализации которой военный бюджет Украины потерял более 6 млрд гривен (около 13 млрд рублей).

По информации «Зеркала недели», украинские промышленники после перечисления аванса от Минобороны переводят средства поставщикам комплектующих, а те отправляют их субподрядчикам, которые по факту существуют только на бумаге.

Украинские СМИ указывают, что трудности перевооружения ВСУ также вызваны отсутствием необходимых нормативных правовых актов, хотя в 2016 году приняли 55 документов, подготовленных Минобороны, а в июле вступил в силу закон о гарантированном обеспечении «потребностей обороны».

14 сентября информагентство «Оборонно-промышленный курьер» со ссылкой на источник сообщило, что департамент закупок Минобороны не может заключать новые контракты с предприятиями, которые уже выполняют ГОЗ и не рассчитались с военным ведомством.

Кроме того, собеседник агентства посетовал на неадекватные правила военной приёмки, которая «контролирует не качество продукции, а процесс, сосредотачивается на контроле стоимости». При этом к товарам иностранных поставщиков вопросов почему-то не возникает.

В целом Минобороны Украины халатно относится к сотрудничеству с частными компаниями. Ведомство не финансирует опытно-конструкторские работы и мероприятия по подготовке к серийному производству новейших вооружений.

«А это в условиях отсутствия гарантии на заказ в будущем делает инвестицию частника слишком рискованной», - констатировал источник.

Однако и государственные предприятия не находятся в привилегированном положении. Так, промышленники страдают от нехватки западных комплектующих для производства вооружений, «необходимых для защиты государства».

Военный обозреватель Дмитрий Литовкин считает, что Украина столкнулось с неразрешимым комплексом проблем. По его мнению, Киев не в состоянии перевооружить армию из-за отсутствия резервов и средств на производство качественного оружия и болезненного для оборонки разрыва отношений с Россией.

Эксперт сомневается, что западные страны препятствуют закупке Киевом необходимых комплектующих для военной техники.

«Проблемы в поставках комплектующих и материалов - это следствие отсутствия у Киева денег и разрыва связей с Россией, - отметил Литовкин. - К тому же в условиях войны все вооружения Украины являются расходным материалом».