Участники переговорного процесса в Астане по урегулированию сирийского кризиса достигли соглашения о создании четырёх зон деэскалации. Россия, Иран и Турция, а также присоединившиеся группы вооружённой оппозиции окончательно определили, где именно будут расположены зоны деэскалации, а также подписали целый пакет документов, регламентирующих их работу. Принятое в Астане решение может стать отправной точкой для урегулировании кризиса в арабской республике. Такое мнение в беседе с RT высказал спецпредставитель президента России по Сирии Александр Лаврентьев. Достигнутые на переговорах в Астане договоренности будут иметь большое значение для будущего Сирии, подчеркнул он.

На шестых переговорах в Астане Россия, Иран и Турция объявили об окончательном определении четырёх зон деэскалации в Сирии.

«Объявляем о создании зон деэскалации в соответствии с меморандумом от 4 мая 2017 года в Восточной Гуте, в определённых частях на севере Хомс, в провинции Идлиб и определенных частях соседних провинций (провинции Латакия, Хама и Алеппо, а также в определённых районах на юге Сирии)», - говорится в итоговом заявлении России, Ирана и Турции.

По итогам шестого раунда переговоров участники процесса в Астане приняли целый пакет документов, регулирующих работу зон деэскалации, в том числе положение о создании совместного ирано-российско-турецкого координационного центра по рассмотрению вопросов, связанных с соблюдением режима прекращения боевых действий.

Делегации приняли мандат на размещение в стране Сил контроля деэскалации. В итоговом документе отмечается, силы деэскалации будут обеспечивать предотвращение инцидентов и боевых столкновений между армией правительства Сирии и формированиями вооружённой оппозиции, которые уже присоединились или собираются присоединяться к режиму прекращения огня.

В итоговом заявлении участники переговорного процесса подчеркнули, что создание специальных зон деэскалации не подрывает суверенитет, независимость, единство и территориальную целостность Сирии.

Создание зон деэскалации станет переломным моментом в урегулировании сирийского кризиса. Уверенность в этом выразил принимавший участие в переговорах спецпредставитель президента России по Сирии Александр Лаврентьев.

Предварительный срок работы зон деэскалации будет составлять шесть месяцев. «Мы надеемся, что эти сроки будут не такими большими, и нам удастся всё-таки выйти на принятие какого-то взаимоприемлемого решения по сирийскому урегулированию», - отметил он.

Лаврентьев напомнил, что сирийская оппозиция не даёт никаких гарантий своего участия в борьбе с террористами.

«Я очень сожалею, что слышу такие заявления, потому что мы, наоборот, стараемся скоординировать наши действия и с американцами на этом направлении, привлечь как можно больше сил и средств, чтобы закрыть этот вопрос и перейти к восстановлению Сирии. Будем надеяться, что нам удастся переломить сознание оппозиции в этом направлении», - заключил спецпредставитель президента.

Телеканалу RT удалось пообщаться с основными участниками переговоров в Астане. Так, заместитель главы МИД Ирана Хоссейн Ансари сообщил, что в ходе шестой встречи в Астане сторонам наконец удалось достичь конечного результата.

«В ходе 4-го раунда переговоров в Астане мы подписали документ о создании четырёх зон деэскалации, в том числе - в районе Идлиба на севере Сирии. Но мы поручили договориться о деталях выполнения решения о создании этих зон, особенно в районе Идлиба, совместной комиссии экспертов - технической комиссии из представителей трех государств-гарантов. В последние три месяца состоялось несколько заседаний этой комиссии в Тегеране, Анкаре, Москве», - рассказал дипломат о ходе переговорного процесса.

«Как гласит известная арабская пословица, «дьявол кроется в деталях». В ходе обсуждения и согласования деталей мы столкнулись с некоторыми проблемами, особенно по вопросу о зоне деэскалации в Идлибе. Но, в конце концов, после моих визитов в Россию и Турцию, встреч с официальными лицами, политиками, экспертами по безопасности в обеих странах мы достигли конечного результата», - добавил замминистра.

Дипломат подчеркнул, что именно в ходе шестой встречи в Астане удалось достичь результатов: «И сейчас, в ходе шестой встречи в Астане, мы объявили о договорённости трех стран-гарантов об иранско-турецко-российском присутствии в полосе безопасности в районе Идлиба для наблюдения за снижением напряжённости в этом районе».

Спецпосланник ООН по Сирии Стаффан де Мистура сообщил, что соглашение по зонам деэскалации, достигнутое в Астане, поможет участникам женевского переговорного процесса начать работу по разрешению гуманитарного кризиса в арабской республике.

Постпред Сирии при ООН Башар Джаафари сообщил RT, что достигнутые в Астане договорённости содержат в себе механизмы привлечения к ответственности, наказания и мониторинга.

«Тремя странами-гарантами будет создан центр по мониторингу. Сирийское правительство будет наблюдать за выполнением этой договорённости. Весь мир будет наблюдать за тем, как выполняется эта договорённость. Поэтому я сказал на пресс-конференции, что эта договорённость является экзаменом. Экзамен для стран, вовлечённых в процесс урегулирования сирийского кризиса. Экзамен, который позволит узнать, насколько стороны готовы выполнять договорённости. Либо мы читаем стихи на подобных встречах, либо ведём серьезный политический разговор и выполняем политические обязательства», - подчеркнул Джаафари.

Эффективность работы зон деэскалации будет оцениваться на седьмом раунде переговоров в Астане, добавил спецпредставитель президента России Александр Лаврентьев. Проведение седьмой встречи намечено на конец октября.

«Астанинский процесс лишь завершил процесс создания зон деэскалации. Ещё многое предстоит сделать, чтобы процесс приобрёл необратимый характер, чтобы наработки вылились в нечто более значимое для будущего Сирии», - заключил Лаврентьев.